Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 03 (167), 2019 г.



Ирина Колесникова
"Между голосом и словом"



М.:  "Вест-Консалтинг", 2019

Ирина Колесникова начала писать стихи еще в детстве. "Между голосом и словом" — вторая книга владимирской поэтессы. В новый сборник вошли произведения, написанные в 2017–2018 гг.
Концепт "голос" — один из самых значимых в славянских языках. Именно звучание голоса позволяет, наряду с внешностью, составить свое впечатление о человеке. Что-то неуловимое, глубоко индивидуальное, есть в голосе каждого человека. Логические паузы, отражающие отношение говорящего к произносимой речи, не менее важны. Это искусство создать загадочность, интригу, держать читателя в напряжении до последней строки. О том, что эмоция ярче всего передается паузой, автор знает не понаслышке:

Шагнуть бы за. За край стиха,
когда последняя строка
мне дышит в спину. Облака
бегут навстречу.
В них все как будто по местам.
Там все — стихи. Стихи — я сам…

Людей с тихим голосом зачастую трудно расслышать. Приходится напрягаться, но это необходимый труд: понимание негромкой речи, которая не видит необходимости привлекать к себе внимание, происходит постепенно, однако слова остаются в памяти надолго. "Тихие лирики", вслед за Тютчевым и Фетом, продолжают замечательную поэтическую традицию. Они воспринимают человека как часть природы и сопоставляют людскую немощность и величие Вселенной, отчего их стихотворения имеют глубокое философское содержание. Так и лирическая героиня Колесниковой: маленькая, хрупкая, она стремится к свету. Антитеза "черное — белое" подчеркивает вечную борьбу светлого и темного начал за человеческую душу, то помраченную, то проясняющуюся:

Разом в ночную тьму
Снова иду ко дну.
Снова иду к тому.
Если не утону,
То побегу наверх,
В облака белый мех.
Слышишь звенящий смех?
Так я прощаю всех.

Парадоксальным образом текст не так прост, как заявляет о себе. Восьмистишие в русской поэзии широко распространено. В этом жанре создано немало прекрасных произведений, и от автора требуется определенная смелость, чтобы работать в этом жанре. Центральная тема стихотворения — возрождение мятущейся души. На первый взгляд, кажется, что резкость, свойственная наречию "разом", выглядит чужеродной, чересчур экспрессивной. Но ведь и "наверх" героиня Колесниковой "бежит", уравновешивая быстротой оживления глубину падения. Читая это стихотворение, мы хорошо ощущаем сиюминутность жизни. Автор изображает мир, соответствующий ее текущему состоянию, и, что удивительно, в сочетание сдвоенных катренов, вышептывающихся на одном дыхании, укладывается космос.
В своих произведениях Колесникова лаконична. Интенсивное действие дается штрихами, а пейзаж она рисует безразмерный, вселенского масштаба, оттого стихотворение выглядит безмолвным, бестелесным:

Над колыбелью крымских гор
Крадется ночь, как старый вор,
В глаза испуганной луны
Под смех взметнувшейся волны…
И ничего, и тишина,
И жизнь, короткая, одна.

Почему это хорошо? Сила слова для Ирины Колесниковой заключается в том, что она не пытается искусственно "разогреть" стихотворение, нагрузив его поклажей собственных переживаний. Ночной пейзаж, плеск моря, короткий вдох. Философское осмысление природы соединяется с идеей ее трансформации. Можно долго рассуждать о метафизическом, продираясь к последней строке, будто сквозь чертополох. А можно сказать:

У каждой жизни есть черта,
Где черта нет и ни черта…
Но кто-то так глядит в глаза,
Что падает в траву коса,
И обнимая этот свет,
Иди скажи, что Бога нет.

Печаль подчас пугает больше, чем откровенная грубость или "вымученный" позитив. Мы зачастую боимся думать о смерти, избегаем разговоров о "последней черте". А вот Колесникова говорит о ней без обиняков. Игра слов несколько разряжает эту сильную эмоцию, но начало настраивает нас на меланхолический лад. Не тут-то было. Переход от печали к радости молниеносен, также как и прыжок из жизни земной в жизнь вечную. Смерть — мгновение. Жизнь — тем более. Радость — это переживание полноты существования. Это стихотворение оставляет ощущение радости, непредсказуемой, глубоко индивидуальной, и, что самое важное, торжествующей. В лирике автора не встретишь бравурных произведений гражданской направленности, но сколько разных эмоций расталкивают друг друга локтями, пытаясь уместиться в скупые строки!
С реальностью эта героиня не конфликтует, но и не позволяет скормить себя ежедневной рутине. Она хранит искорку счастья, бережно ее раздувает, а "на огонек" приглашает лишь немногих избранных, для которых так же, как и для нее

Природа чувства такова, —
Не умещается в слова.

Вот что находится между голосом и словом. Источник жизненных сил. Гармония во внешнем мире недостижима, посему с ветряными мельницами бороться бессмысленно. Преодолевается противоречие между идеальным и реальным только вдохновенным запасом любви. Сделать ежедневное мировосприятие жизнеутверждающим непросто. Для этого нужен каждодневный, незаметный труд души. Но, судя по данному сборнику, у Ирины Колесниковой это получилось.

Ольга ЕФИМОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.