Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 11-12 (163-164), 2018 г.



Юрий Хрычёв
 "Путь тяжкий на Олимп…"



М.:  "Вест-Консалтинг", 2017

Книга Юрия Хрычёва "Путь тяжкий на Олимп" — это, собственно, констатация факта. Прежде чем взобраться на вершину горы, где верховные греческие боги вкушают нектар и амброзию, даже такому маститому автору, приходится изрядно попотеть. Пройти этапы творческого поиска, наработки техники стихосложения, создания своего стиля. На это у многих уходят долгие годы, и не факт, что такой начинающий "скалолаз" покорит вожделенную высоту. По признанию поэта, у него лично, на это, "начиная с 1956 года, ушло 50 лет". Зато результат впечатляет. Эта книга состоит из трех разделов: лирические стихотворения, сонеты и посвящения, причем каждый из них "тянет" на полноценный сборник стихов.
О концепции книги сам автор отзывается так: "Как театр начинается с вешалки, так книга начинается с обложки — названия "Путь тяжкий на Олимп". В моем случае название дополнительно иллюстрируется и картиной, которую я выбрал из наследия двоюродного брата, художника-живописца Евгения Крюкова".
Поскольку Юрий Хрычёв не просто поэт, но и стиховед, он смело берется за экспериментальную поэзию, доступную лишь тем, кто досконально изучил законы версификации. К примеру, сколько кропотливой работы над словом содержит в себе стихотворение "Ночью" — моносонет, он же — увесистый брахиколон:

Звук
Крыл
Плыл
Глух.

Зверь
Выл –
Вы
В дверь!

Самоирония, на мой взгляд, одно из основных качеств поэта. Если человек умеет, не унижая себя, без излишнего пиетета отнестись к собственной персоне, он заслуживает уважения. Он принимает себя таким, как он есть. Этот мягкий, беззлобный юмор перетекает в стихи, например, в изящное, но злободневное подражание Игорю Северянину "Мастер И (продолжение)":

Ананасы с Чубайсом!
Новизны не чурайтесь:
Жизнь планеты стремится
по спирали виткам!

Мы столкнулись с зазнайством,
С азиатским упрямством
И утратили мудрость,
свойственную богам!"

Автор привносит насмешливость даже в такой трагический жанр, как эпитафия. "Памятная" речь посвящается… водочной бутылке, что является своеобразным маркером отношения к смерти в нашем обществе. Мы все можем воспринимать с известной долей юмора: в нашей стране сочинялись анекдоты и шутки даже о массовых арестах времен репрессий. Потому нет ничего удивительно, что в фокусе внимания автора — весьма своеобразный "покойник", с которым проводит параллель его лирический герой. Стихотворение балансирует на стыке стилей, не рискуя ни окончательно встать на сторону эпитафии, ни пополнить ряды эпиграмм:

Высок сосуд
и впору взвешен,
пока сосут —
и он утешен,
но время — суд:
как ни успешен,
пустым снесут
на свалку –
грешен!

Что же касается более серьезных произведений, зачастую автор предпочитает строгую классическую форму, нумеруя свои сонеты (коих больше трех сотен). В эту книгу вошли сонеты итало-французских и английской форм, в том числе редкие разновидности жанра — например, змеевидный сонет, кончающийся начальным стихом. При этом первая половина 1‑го стиха становится второй половиной последнего, а вторая половина 1‑го стиха — первой половиной последнего. Таков в книге сонет 271 ("Тонул в тумане деревянный мост…"), представляющий собой особый синтез жанровой конфигурации с художественным содержанием.
Кроме классических форм, автор владеет элементами визуальной поэзии. Об этом свидетельствует акростих — "Я спросил у времени", ориентированный на зрительное восприятие и ставящий вопрос ребром: "Где моя любимая"? Автор не побоялся сделать отсылку к всенародно любимому фильму, причем дважды — в заголовке и в ткани текста. Подобное соединение вербального и визуального начал приводит к повышению информативности текста. В общем, и лирически, и познавательно.
Юрий Хрычёв — поэт "неформатный", запоминающийся, а главное — плодовитый. В предисловии сказано, что данная книга "составная часть дилогии автора". Что ж, будем с нетерпением ждать вторую часть дилогии.

Ольга ЕФИМОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.