Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 32 (62), 2010 г.



"Негасимая лампада" Олега Охапкина

3 октября 2010 года в Санкт-Петербурге состоялся вечер памяти поэта Олега Охапкина, который являлся одним из самых известных деятелей ленинградского литературного андеграунда 1970-1980-х годов. Вечер прошел в мемориальном музее Ф. М. Достоевского в ознаменование второй годовщины со дня смерти Олега Охапкина и сопровождался презентацией книги поэта "Лампада", которая, как говорится в предисловии, не является сборником стихотворений, а последней по написанию и девятой по созданию поэтической книгой. Она отразила главный замысел поэта о том, что "каждое стихотворение должно помнить то мгновение, из которого вышло". О. Охапкин считал, что важно печатать не только "ударные стихи", но поэтические книги, которые воспринимались бы читателем как единый текст. Составители сборника считают, что поэтическая книга, столь характерная для поэзии Серебряного века — это практически утраченная традиция. "Лампада" представляет собой цельное произведение со стихийно сложившейся драматургией, по которой можно проследить путь духовной брани поэта. Автор вступительной статьи и ведущая вечера Татьяна Ковалькова пишет: "Менялась власть, менялись эпохи, но ничего не менялось для поэта... Четверть века, самые напряженные в творческом отношении, самые плодотворные, он, по собственному его определению, "говорил как в вату". Это ощущение чего-то мягкого и бес-форменного, которое обступает со всех сторон, … было для него устойчивым ощущением своего времени и пространства".

Олег Охапкин — один из крупнейших представителей русской духовной поэзии. По словам Татьяны Ковальковой, силу своего вдохновения он черпал "не в эгоцентрическом постоянстве своего "Я", но в смиренномудром созерцании потока творения".

"Вороний грай да крики чаек / Ноябрь мокрый и живой. / И точно лодка на причале / Вздыхает сердце тяжело".

"Звезды голубой серебро / Светлеется в черном окне, / Как будто Господне ребро / Пронзенное — в темном огне".

"Синеют небеса и солнце светит / И греет жарко. Куполов кресты / Сияют. И душа на все ответит / В сиянии пасхальной красоты".

Сегодня кажется странным, что такие стихи, исполненные любви и умиления, когда-то могли выйти только в рукописных альтернативных изданиях, оппозиционных официальной литературе богоборческого государства, каким была доперестроечная Россия. Может быть, дело не в стихах, а в том, какой путь к истине выбирали люди того поколения...

Выступающий на вечере Сергей Стратановский вспоминал Олега Охапкина не как религиозного подвижника, а как обычного человека со своими слабостями и достоинствами, человека с большим чувством юмора. Так, он привел в пример то, что с удовольствием повторял, смеясь, Олег: слова с плаката в сталелитейном цехе "Наша сила в плавках", или подсмотренная Охапкиным фраза в истории его болезни "религиозно-сексуальный бред". Как человек православной традиции, считает С. Стратановский, О. Охапкин представлял собой личность как средоточие единства тела, души и духа, с единой составляющей — подвигом любви. В одном из стихотворений поэта Охапкина есть такие слова: "Душа моя приемлет благодать / И радостью лампадною лучится. / И это все мне велено отдать / Другим, с кем темнота могла случиться. / И это благодарность о любви, / Сияющей в душе моей премного. / Господь мне повелел, — "Люби, люби!" / И умножаю я веленье Бога." Читая такие стихи, так и хочется повторить слова писателя и телеведущего Андрея Максимова, сказанные им на недавней презентации его книги в Питере: "Счастлив тот, кого нашла вера"...

3 октября — день ангела Олега Охапкина. За неделю до смерти он звонил всем и хотел отпраздновать свои именины. 2 года спустя его друзья собрались вместе, чтобы выполнить это его последнее желание. Сергей Стратановский прочитал отрывок из своей статьи, посвященной творчеству друга. Познакомился он с ним еще на семинаре Глеба Семенова, где были Тамара Буковская, Виктор Кривулин, Петр Чегин, Виктор Кривошеин, Борис Куприянов... Олег тогда опоздал, но его, опоздавшего, с восторгом приветствовал Г. Семенов, любивший своего ученика. Уже тогда чувствовалось, что у Охапкина было сильно развито чувство, которое С. Стратановский называет "космическим". Однажды в археологической экспедиции на юге Таджикистана, в самом сердце Азии, в апреле, в субботнюю ночь накануне Пасхи, все устали и легли спать после трудового дня. А Олег надел чистую рубашку и ушел из лагеря, чтобы провести ночь наедине со звездным небом, чтобы увидеть знамения, недоступные зрению обычного человека, и вернуться с чувством единства с мирозданием, как это было у поэта Тютчева. "Земля — голубая чаша, полная тишины", — напишет потом Олег Охапкин в одном из своих стихотворений.

С поэтом О. Охапкиным у его друзей навсегда теперь связаны в памяти некоторые места в Питере, например, Сосновая Поляна, где он жил и куда к нему на день рождения приехали друзья в тяжелый период его жизни, после того, как у него был произведен властями обыск. "Вы приехали к одному из самых опасных людей в Ленинграде", — сказал тогда Олег друзьям. "Не вовсе мы распластаны рабами / пред идолами наших дней" — такие слова тогда не прощали...

Мастер последней строки, Олег Охапкин писал не стихи, а, в сущности, притчи. Иосиф Бродский его единственного признавал официально своим учеником. Стихи его звучат необыкновенно актуально и сейчас: "Народ, сожравший сам себя / Ниспадший в ужасе до ада / И душу клеветой губя, / Ты заслужил себе награду. / Ты поношенье в род и род / От прозревающих потомков. / Познай. Какой же ты народ / Меж генетических обломков". Не все согласятся с этим отчаянным криком поэта. Но нельзя не уважать его за то, что душа его болела за все то, что он любил. А вера его помогла ему не отчаиваться в трудные минуты. "Потихоньку Бог поможет. / Звезды выйдут из глубин. / И тоска меня не сгложет. / Буду жить. Я не один". Поэт Олег Охапкин и сейчас не один. Его помнят, им восхищаются, его любят. Он живет в своих стихах.

Ольга ДЕНИСОВА,
собкор "ЛИ" в Санкт-Петербурге



 
 




http://statusina.kz/ двуличные люди статусы - двуличие афоризмы о двуличии людей. | Отовые шторы для кухни опт воронеж tekstilvrn.ru.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.