Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 32 (62), 2010 г.



Нобель-2010: Марио Варгас Льоса

На первой неделе октября традиционно были объявлены лауреаты Нобелевской премии в различных областях человеческой деятельности. Россия, как известно, в этом году получила премию по физике: лауреатами стали Андрей Гейм, российско-голландский ученый, член Королевского общества Великобритании, и Константин Новоселов, так же, как и его товарищ, сотрудник Манчестерского университета, — за изобретение наноматериала "графен".

Как же обстоят дела в области литературы? В этом году премия отдана перуанскому писателю Марио Варгасу Льосе. В заявлении Шведской академии говорится, что высокое звание присуждено 74-летнему автору "За определение властных структур и пронзительную картину сопротивления личности, ее бунта и поражения". Как видим, шведские академики верны себе, внося заметную долю политизированности в определение обладателя премии в области литературы. Тем не менее, нельзя не признать выбор победителя этого года весьма достойным. Его первый роман "Город и псы", вышедший в 1963 году, сразу же стал культовым, а на родине и связанным со скандалом (как известно, книгу публично сожгли тогда в Лиме на улице). Талант и яркая самобытность автора почти сразу же поставили его в один ряд с такими выдающимися латиноамериканскими писателями, как Борхес, Маркес, Кортасар. Доцент кафедры истории зарубежных литератур СПбГУ Андрей Аствацатуров, как сообщает пресс-служба вуза, так высказывается по поводу присуждения премии Льосе: "Марио Варгас Льоса — очень достойный автор, продолжатель известной литературной традиции. В определенном смысле его можно назвать наследником Хемингуэя... Варгас Льоса блистательно сочетает в своих текстах традиции классической западноевропейской прозы и латиноамериканской... Обычно Нобелевская премия вручается не за открытия в литературе, а тем, кто продолжает мощные традиции классической литературы. Марио Варгас Льоса — как раз из числа таких писателей".

То, что российские литераторы так редко становились лауреатами этой премии, можно объяснить, конечно не тем, что у нас мало достойных претендентов на нее. В списке из 71 человека, наряду с Харуки Мураками, Умберто Эко и др. в этом году были и два российских поэта: Белла Ахмадулина и Евгений Евтушенко. Однако поскольку Нобелевский комитет существует в западной историко-культурной традиции, то неудивительно, что в основном Нобелевскую премию по литературе получают писатели из Европы и США, причем весьма заметную долю представляют собой литераторы из Скандинавии.

Тем не менее, Россия вправе гордиться пятью своими великими сынами, в разное время удостоившимися этой весьма известной премии. В 1933 году ее получил Иван Бунин, безусловно русский писатель, хотя его гражданство не было определено в протоколах премии. Формулировка академиков звучала тогда так: "За строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы". В 1958 году на получение премии был выдвинут Борис Пастернак "За значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа". Трудно вспоминать сейчас всю эту историю, такой стыд и горечь воспоминания вызывают. Всем известно, что Пастернак вынужден был отказаться от премии, и диплом и медаль были вручены его сыну только в 1989 году. "Что же сделал я за пакость, / Я убийца и злодей? / Я весь мир заставил плакать / Над красой земли моей", — писал тогда травимый всеми поэт. Зато в 1965 году премию "За художественную силу и цельность эпоса о донском казачестве в переломное для России время" получил вполне официально признанный и обласканный властью Михаил Шолохов, хотя существование в ранге классика советской литературы, разумеется, не умаляет величины таланта этого необыкновенного, жаль, что сейчас почти совсем не упоминающегося, выдающегося русского писателя. В 1970 году, ровно 40 лет назад, когда уже совсем немного оставалось до его вынужденной эмиграции, Александр Солженицын получает нобелевскую премию "За нравственную силу, с которой он следовал непреложным традициям русской литературы". А в 1987 еще один высланный из Страны Советов литератор, поэт Иосиф Бродский, уже гражданин США, становится лауреатом премии "За всеобъемлющее творчество, пропитанное ясностью мысли и страстностью поэзии". Стоит, возможно, упомянуть, что нобелевских лауреатов в области литературы у нас могло бы быть и больше на одного, если б в 1906 году Л. Н. Толстой, следуя какой-то только ему понятной логике, не отказался от лауреатства, на которое его выдвинула Российская академия наук. Толстой был доволен тем, что премия ему не присуждена. "Во-первых, — писал он, — это избавило меня от большого затруднения — распорядиться этими деньгами, которые, как и всякие деньги, по моему убеждению, могут приносить только зло; а во-вторых, это доставило мне честь и большое удовольствие получить выражение сочувствия со стороны стольких лиц, хотя и не знакомых мне, но все же мною глубоко уважаемых". Оригинально, но не вполне понятно все-таки.

Может быть, не надо забывать, что удостоенные столь большой награды писатели, кроме удовлетворения собственных амбиций, могут принести ощутимую пользу своей стране в области культуры, обладая возросшим авторитетом и имея возможность обратиться к еще большей аудитории мыслящих людей. "Люди, живущие на южно-американском континенте, обладают огромными творческими способностями, они дали миру великих музыкантов, художников, поэтов, писателей и мыслителей, однако в действительности доступ к культуре в наших странах имеет только незначительно малая часть населения, а большинство граждан отлучено от нее", — говорил в своей речи Льоса. "Культура рассматривается теми, кто знает о ее существовании, как отдельный мир, какое-то увлечение, некое возвышенное подобие занятия, которому предаются на досуге, а совсем не то, чем она является на самом деле, т. е. основным инструментом развития способностей принимать трезвые решения в личной и семейной жизни, профессиональной деятельности и, в первую очередь, в сфере политики, когда настанет момент, требующий моментальной реакции". Нельзя не согласиться с этим мнением Нобелевского лауреата в области литературы 2010 года.

Ольга ДЕНИСОВА,
собкор "ЛИ" в Санкт-Петербурге



 
 




Дровоколы позволяют забыть о тревогах относительно урожая, жмите.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.