Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 07 (159), 2018 г.



Сергей ПОПОВ



ДЫМ ОТЕЧЕСТВА



Сергей Попов — поэт. Родился в 1962 году. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Печатался в журналах "Новый мир", "Арион", "Москва", "Дети Ра" "Юность", "Зарубежные записки", "Интерпоэзия", "Волга", "Зинзивер", "Новая юность", "Футурум АРТ", "Литературная учеба", "Крещатик", "Подъем" и других. Автор многих книг стихов и прозы (в их числе — Папоротник. Стихи. — СПб: ЛИО "Редактор", 1992; Транзит. Стихи. — Воронеж: Литературный фонд России, 1997; Вопрос времени. Стихи, поэмы. — Воронеж: Издательство им. Е. А. Болховитинова, 2005; Встречи без продолжений. Роман. — СПб: Алетейя, 2007; Воронеж etc. Книга стихов. — М.: Вест-Консалтинг, 2011; Мыльный пузырь. Роман. — СПб: Алетейя, 2011; Обычай исчезать. Стихи и поэмы. — М.: Вест-Консалтинг, 2012). Победитель Всероссийского литературного конкурса им. Маковского в номинациях "стихи" и "поэмы" (2004). Победитель Международного поэтического конкурса "Перекресток" (Германия) журнала "Крещатик" (2007). Обладатель Специального приза Союза российских писателей Международной Волошинской премии за лучшую поэтическую книгу года (2010). Лауреат премии журнала "Дети Ра" за лучшую поэтическую публикацию года (2011). Лауреат премии литературной газеты "Поэтоград" за лучшую поэтическую публикацию года (2011). Лауреат премии газеты "Литературные известия" за лучшую поэтическую публикацию года (2014). Член ПЕН-клуба (Русский ПЕН-центр), Союза российских писателей и Союза писателей ХХI века. Живет в Воронеже.



* * *

Трубочист возвещает народу, что
не ищите дым, если нет огня —
тормозит, что в нашенском шапито
все возможно — и прямо средь бела дня.

И огонь без дыма — само собой.
А из жерла — запросто конфетти.
Ты на то, что блазнится над трубой,
с придыханьем, право же, не гляди.

Веселись по глупости и любви.
Дым отечества всуе производи.
А момент циркачества не лови —
кто расчислит фокусы впереди?

Дым возьмет и перерастет во тьму.
И угомонится огонь, речист…
И не померещится никому,
чист как отсвет, призрачный трубочист.



* * *

Кончаться вечеру, качаться
вчерашней тени на стене.
Озноб, молчанье домочадца,
улыбка детская во сне.

Плясать, пороги обивая,
ночной метели наугад,
чтоб наша сказка бытовая
предполагала сон и сад,

план заполошного пострела
в сердцах уехать насовсем.
Горит укутанное тело —
и пламень глух, и разум нем.
И раскаленным нетерпеньем
померкший мир заворожен,
предколыбельным беглым пеньем,
калифьей властью, страстью жен,

визиря льстивым мадригалом,
Евфрата мутною водой,
кинжалом тайным, платьем алым,
кунжутом с цедрой молодой.

Идет садовник в недрах сада,
идет свеченье от реки
сквозь переплясы снегопада
и пригородные дымки

в берлогу вирусной дремоты,
в горнило липких одеял,
ведь счастья северные льготы
еще никто не отменял.



* * *

Воздух закатный радужен и тяжист —
как бы сказала одна знакомая: "Просто жесть!
Ранним да шустрым выдался, был шпажист.
Но лишь на схватку с тенью ухватка есть".

Холод шершав и на ощупь почти ребрист.
"Что же, — ответил бы, — нет на тебе лица?
В жизни шпажистом не был — лишь рапирист.
Да и к тому же в детстве и слегонца.

Если и слышала часом клинковый звон,
не соблазняйся верить ушам сполна.
С тенью запал соперничать вышел вон —
эта безумная нынче сошла волна".

"Сам ты с дорожки уже навсегда сошел.
А у теней оружие не звенит". —
выдаст она, поправляя на шее шелк,
прежде чем молча уставиться вдруг в зенит.

Там зацветает в кровавых прожилках тьма,
гардой луны салютуя Дюма-отцу.
И в никуда летит "Не сходи с ума.
Это тебе нисколечко не к лицу.

Брось этот детский бред, чумовой прикид,
зуд фехтовальный, мальчиковый расклад.
Видишь, как жизнь куражится и горит,
и заставляет пялиться на закат?"

Что возразить упрямице  — хороша
в негодовании сумеречном своем!
Знал бы, где звон — не хватило бы куража
на огневой надеяться окоем.



* * *

Cтройка выдохнется. Затем
подоспеет черед другой…
Время не замечает стен
за своей круговой кугой.

Сколь с черченьем не ворожи,
не прилаживай сопромат —
этажи твои, витражи
словно на постромках висят.

Хоть сознанье настропали,
хоть его запусти враспыл —
пропасть времени до земли
от воздушных твоих стропил.

Все приделано вкривь и вкось —
дом для будущего негож.
Вновь и вновь — оторви да брось
весь свой кажущийся чертеж.

Линий вымышленных слезу,
перекрытий бесплотных блажь…
Но готов с полтычка внизу
к восхождениям карандаш.



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.