Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 06 (158), 2018 г.



Евгений Степанов.
"Прикосновение (книга верлибров)"



Москва, Омск: Издательство "Вест-Консалтинг",
фонд Олега Чертова, 2018

Издание этой книжечки осуществлено в рамках ежегодной поэтической премии "Красный пахарь" (Учредитель премии Татьяна Чертова, президент Фонда Олега Чертова). Лауреатом премии за 2017 год стал поэт Евгений Степанов. Отношения со свободным стихом у него самые дружественные. Они неформальные не оттого, что жанр отвергает правила и условности классического стихосложения, а потому, что, кроме этикета, в личных отношениях доминирует индивидуальное начало — собственных взглядов, настроений, эмоций.
Возможна ли конструктивная критика книги верлибров, когда жанр предполагает отказ от норм синтаксиса и пунктуации? Возможна, если опираться только на содержание произведения. Отталкиваясь от оного, мы видим, что текст приветливо нарративен:

собственность это проблемы
и отношения это проблемы
и вообще жизнь это проблемы

Сохраняя свойственные жанру элементы ритмики, автор творит в духе художников‑импрессионистов: они использовали короткие, толстые мазки краской, чтобы, жертвуя тщательной прорисовкой деталей, добиться эффекта присутствия предмета изображения. В этих стихах господствует ощущение, будто они написаны только что, буквально подхвачены на лету:

давняя близкая знакомая — случайная встреча в метро –
прощальный поцелуй в губы –
московская обычная жизнь

Верлибру в иерархии "художественных ценностей" Степанова отводится место самое почетное. Хотя бы потому, что отсутствие жесткой метрической организации размывает грань между миром запечатленным и миром внешним. В принципе, человек периодически должен отстраняться от человеческого, и это движение, эта сиюминутность высказывания облегчают задачу "выключения" из текущей ситуации. Она же способствует максимальному "включению" в действительность, когда обстановка того требует. В этом случае свободный стих помогает автору высказывается короче и жестче:

красные туфли
черные чулки
вечная власть

Степанов, опять-таки, как импрессионист, редко использует слово "черный" — серые и темные тона он создает смешением других красок — соседних строк. Называя своими именами неуловимую игру разума и тела, автор будоражит фантазию читателя… впрочем, каждый мыслит в меру своей испорченности.

Об одиночестве и человечестве поэт высказывается как бы вскользь — высвободив сокровенное, быстро меняет тему. Он не столько рисует реальность, сколько фиксирует свое состояние, оттого его стихи завораживают своим настроением. Пары строк достаточно, чтобы мы сообразили, какая сила вселяет в отдельного человека чувство сопричастности с окружающими:

о вечная пионерская организация человечества
ты это я я это ты мы это Он все очень просто
а в Москве сейчас очень жарко какой-то безумный июль

Основные качества, которые воспитывает в себе пионер, это сила духа, сила воли, мужество и выносливость. Не того ли требовал Христос от своих учеников? А если нет разницы, зачем нужно было закрывать храмы? Не был ли социалистический строй по своей сути ущербным? И, наконец, возможно ли объединить социальное и духовное начало, чтобы они не боролись, но сотрудничали друг с другом?.. Эти вопросы проносятся у читателя на периферии сознания довольно быстро: не успевая их до конца осознавать, он, тем не менее, начинает мыслить и — что автору дороже всего — думать самостоятельно. Степанов выстраивает концентрированный, многоплановый текст и говорит добродушно, не впадая ни в излишний пафос, ни в пространные поучения. Кладезь терпения — вера, священная простота.
Но если мы, люди, существа социальные, то верлибр — поэзия, всех нас объединяющая? Такие стихи легче писать и труднее читать. Но не специально ли автор выбирает эту форму, чтобы сказать нам: нет ничего легче, чем выразить собственное мнение и ничего труднее, чем встать на место другого?
Книга называется "Прикосновение", и, развивая ассоциацию с тактильными ощущениями, можно сказать, что мы осторожны в своих прикосновениях, но с их помощью передаем громадный объем информации:

белый город
желтая пустыня
синенький ручеек
я очень хорошо помню свою прошлую жизнь

Вот вам и необычный угол изображения. Простой предмет изображается максимально реалистично, при этом композиция текста такова, какой ее увидел автор. И не важно, что мы при этом ассоциируем — нам дана именно такая картина, легкая и емкая. Появившись на свет, через прикосновения мы познаем окружающий мир, а дуновение ветерка — высшая школа невербалики:

был близорукий
не видел слона

стал дальнозоркий
почему-то опять не вижу слона

а мышей еще вижу
потому что их слишком много

Невооруженным глазом виден диалог с Крыловым: "Слона-то я и не приметил". Данной риторической фигуре здесь соответствует философский подтекст. Мыши — животные довольно неприятные. В иудаизме эти млекопитающие олицетворяют лицемерие, а в христианстве — разрушительную, губительную деятельность. Вред, наносимый серыми грызунами — это не только порча имущества, но и грязь, беспорядок, из-за них в доме поднимается суматоха. Мы говорим о мелких интриганах, присутствующих почти в каждом профессиональном сообществе — "затеяли мышиную возню". Глубокий трагизм лирического героя, которого ранят досужие сплетни, обрекает его на расстройство зрения. Невидимая, крохотная трагедия, которую и печалью-то назвать сложно. Но, как сказал один философ, самые страшные потери те, которых мы не замечаем.
Впрочем, Степанов не впадает в пессимизм. Уныние — удел слабых, а сильный не ноет. Мощь сильного — отеческое напутствие, рука, вовремя опустившаяся на плечо, знак дружеской поддержки:

Да, трудно. Да, много дураков. Да, много алкашей.
Да, очень трудно здесь что-то сделать, договориться
и получить результат.
Но ведь всем трудно.
Все в одинаковых условиях.
Не плачь.
Работай.
Результат обязательно будет.

Философия проистекает из религии. В стихах Евгения Степанова религиозность не видна, его герой живет по принципу "Больше дела — меньше слов". Подлинное, а не декларируемое выполнение библейских заповедей открывает индивиду возможность стать человеком. А человек — существо социальное, в нем генетически заложено быть с кем-то вместе. Быть — и радоваться счастью другого. Все это мы вспоминаем, листая странички маленького и чуткого "Прикосновения".

Ольга ЕФИМОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.