Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 06 (158), 2018 г.



Никита Данилов.
"Маша и Инопланетянин"

 

М.: "Вест-Консалтинг", 2018

Роман "Маша и Инопланетянин" был впервые опубликован в 2005 году в Румынии, а спустя "роковое" число лет пришел к русскоязычному читателю, не утратив злободневности.
Никита Данилов создал напряженное повествование, в котором две вселенных полемизируют, диспутируют, ведут весьма откровенные беседы. Маша — женщина отнюдь не глупая, но и не утонченная интеллектуалка — собирательный образ обывательницы. Гость же — проявление той утонченной, не сразу заметной в человеке тенденции дьяволизма: рассуждает умно, логика безупречна, а уж как красиво говорит. И непонятно, и возразить хочется, и вот уже героиня незаметно втягивается в опасный диалог. Точнее — диалоги. Через них раскрывается характер персонажей, подчеркивается их несовместимость. Так ли уж они друг другу не подходят, читатель разбирается по ходу действия.
Чем отличается фантастика от остальных жанров? Основной акцент делается на другую реальность, отличную от нашей. Типичный прием фантастов — поместить героя в нетипичные обстоятельства. Оказывается, не так уж и хорошо быть представителем иной цивилизации. У них свои проблемы — скончаться не получается. Тут у читателя возникает первый вопрос: зачем умирать-то? И первое печальное открытие — что представители иной реальности так же, как многие люди, не видят смысла в жизни…
Действие романа Данилова ограничено всего двумя днями, и тут-то перед писателем встала проблема: как сложатся взаимоотношения героев? Произойдет ли диффузия?.. Это мы узнаем в конце романа, и, надо признаться, будем ошеломлены.
Нельзя сказать, что Инопланетянин ведет себя подло. Такова уж его природа. Досконально продуманный мир Инопланетянина сталкивается с хаотичным миром Маши. Метафора противоборства мужского и женского начал усугубляется их традиционным пониманием: "мужское" в христианской культуре, как правило, обожествляется, а "женское" рассматривается как нечто греховное, недостойное, обязанное подчиняться высшему — "мужскому". Эту тенденцию писатель доводит до абсурда: гость объявляет себя Богом, Маша поначалу смущается, а под конец и вовсе подтверждает тезис об изначальной греховности слабого пола.
Социальная фантастика требует от автора четкого понимания механизмов функционирования общества. В этой книге фантастическая образность вгрызается в поле "реального", а эрудированность автора позволяет ему вкладывать в уста персонажей реплики на животрепещущие темы, как абстрактные, так и вполне приземленные. Этому автору подойдет не всякий читатель, и первые же страницы книги проверяют уровень читательского интеллекта: знакомство с азами философии, психологии, обществознания идут человеку "в зачет".
Другая проблема связана с переводом. Художественный литературный перевод предполагает речевое творчество, и Мирослава Метляева вынуждена была приложить немало усилий, чтобы главная героиня заговорила на чистом, не выспренном русском языке. Маша так и выражается — откровенно, без зауми. Простая, симпатичная баба, услыхав рассуждения о третьем поле, плавно переходящее в диспут о необходимости государства как территориальной единицы, вдруг выдает: "Может, это ваше государство, — задыхаясь от смеха, с трудом выговорила Маша, — прячется в ширинке? Открываешь молнию, и, глядь, государство появляется, — продолжила она среди взрывов хохота. — Закроешь молнию, и государство смирненько возвращается на свое место и начинает потихоньку мурлыкать, как кот на печи". Тут вам и элемент политической сатиры, и логика простой крестьянки, не склонной к абстрактному мышлению, и прорыв чисто женского, нутряного начала…
Хочется также сказать о необходимости сохранения образа оригинала в переводе: наш читатель не знает румынского, но атмосферу местного села, которая от русской не шибко отличается, переводчице удается передать очень точно. Село Бродино — патриархальный, старообрядческий уголок, где, казалось бы, крепки религиозные традиции и нравственные устои. Ничего подобного! Церковь там есть, но большинству местных жителей от нее ни жарко, ни холодно, а сумасшедшая бабуля и вовсе путает ее с предметами домашнего обихода. И кого ни "вскрой" — то один местный житель раздевает умершую жену, чтобы напиться и "почтить" ее память, то Ипполит Субботин убивает своего компаньона, а на суде несет полную чушь — мол, встретился с крысой с двенадцатью сосками…
Крыса — образ отвратительный, появляющийся на протяжении всего романа. Понятное дело, сей мерзкий перевертыш символизирует полное извращение христианских идей. Само по себе это животное ассоциируется у нас с грязью, в символизме оно прочно связано с чумой и дьяволом. Грызет, портит все вокруг. Отчего же она появляется на страницах, раз за разом скалится и заставляет нас поморщиться? Не потому ли, что автор предостерегает об опасности хулы на Духа Святого?
У Инопланетянина полный набор космических сверхспособностей — и не только непринужденное умение ходить по потолку и перемещаться сквозь стены. Он и межгалактический миссионер, и нематериален, и даже — фактически бессмертен! "Я твой Бог, Маша", — твердит нежданный пришелец. Все, чему мы поклоняемся, закрывает от нас божественное, намертво привязывает нас к этому миру. Поклонение власти, деньгам, способностям, сексу — то, от чего предостерегают священные книги, то, ради чего забывается первая заповедь, исподволь разрушает человека. Именно этим искушает Машу непрошенный гость.
Выходит, это странное существо — чувственный и духовный антихрист. При таком вторжении на судьбе Маши можно поставить жирную точку. В финале Инопланетянин испаряется, но в ее животе "…округлом, как тыква и полном формул, цифр, треугольников и других абстракций, толкая друг друга козьими рожками и живо перебирая копытцами, новый Адам и новая Ева готовились появиться на свет, в этот новый, новый, новый мир…"
Первое, что хочется выдохнуть, закрыв книгу: а, может, мы сами — инопланетяне? Все в нашей жизни как-то не по-людски… Второе — отметить мастерство писателя, подводящего итог повествованию практически буквальной цитатой из Библии: "Один демон удалился, и другие заняли его место". Как правило, если вроде бы побежденные грехи возвращаются, то наносят еще больше бед, чем раньше. Если мы изжили какую-то страсть, грех, привычку, но отказываемся работать над собой, в духовной жизни, тогда, выходит, что грехи умеют ждать. Если же поддаемся искушению, будучи сотворенными по образу и подобию Божьему, то, как писал св. Феофилакт Болгарский, когда нечистый дух входит в крещеного, "тогда его несчастье бывает большим, ибо прежде была надежда очиститься крещением, после же нет надежды очиститься, кроме как только крещением покаяния, которое очень трудно".
Роман Никиты Данилова — о странном устройстве нашего мира, социальные язвы которого рассматриваются под большой лупой. О мужском и женском, о земном и вечном, о том, что для христианина важнее — хлеб или крест? Свой выбор герои уже сделали, но у нас с вами он пока есть.

Ольга ЕФИМОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.