Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 26 (56), 2010 г.



Трудные загадки Александра Блока

В Санкт-Петербурге в течение этого года проходит множество мероприятий, так или иначе привязанных к 130-летней годовщине Александра Александровича Блока, "Пушкина ХХ века", как его называют, хотя люди, подобные Блоку, существуют обычно вне времени, и даже если в их творчестве и можно обнаружить приметы какой-либо исторической эпохи, то описаны они так, как будто автор увидел их в окошко своего "вечнолета" и оставил отчет не столько своим современникам, сколько вообще человечеству — и тому, что жило "до", и тому, что будет "после". Иногда думается, что празднование таких дат придумано не для того, чтоб напомнить какое-либо значимое имя из отечественной или мировой культуры (как я полагаю, кто такой Александр Блок, не надо объяснять никому из говорящих по-русски жителей Земли), — эти мероприятия дают шанс по-новому, из нового временного отрезка, посмотреть на то, что, въевшись в повседневную жизнь, стало привычным, "ограниченным" (от слова "гранит"), подобно памятнику на городской площади, незаметному уже внутреннему взору бегущего мимо прохожего и интересного только местным голубям да воронам, обеспокоенным пресловутым "квартирным вопросом".

Безусловно, А. Блок в этом году в центре внимания многих представителей творческих профессий. Все больше и чаще организуется всевозможных выставок — фото и художественных, графических и т. п. Идут разнообразные перформансы, артисты читают стихи, играют отрывки из спектаклей. Вот и в августе в Петербурге, почти одновременно, прошли две выставки, посвященные Александру Блоку. Одна из них последние дни работает в Галерее "Сарай" в Ахматовском Доме-музее. Ее автор — Анатолий Маслов, один из ленинградских художников-нонконформистов, выпускник философского факультета ЛГУ, участник эпохальной выставки в ДК "Невский" (Ленинград, 1975), чьи работы хранятся в Музее истории города, музее-квартире А. С. Пушкина, музее Н. Рериха, других музейных коллекциях и частных собраниях. Выставка весьма символично называется "Блок. Двенадцать"; и без символов и намеков, видимо, не обойтись, говоря о величайшем поэте-символисте. Многозначительность названия заключается не только в том, что художник представил двенадцать полотен, изображающих ровно столько же периодов жизни Александра Блока, а вернее даже двенадцать состояний души поэта: "Проницательное детство", "Гимназист", "Юность", "Революция"... О чем идет здесь речь? О том, что Блок многолик и в нем одном уживаются так много разных людей? Или о том, что, подходя к определенному периоду жизни, душа мучительно перерождается, чтобы выжить? Хотя если говорить о постреволюционном этапе биографии поэта, вынужденно признаешь, что вот этого последнего перерождения его душа, по-видимому, так и не вынесла.

Не берусь судить о художественной ценности этих, условно говоря, "портретов" Блока (хотя портретное сходство прослеживается только в одном из них), ясно только, что Блок взбудоражил в А. Маслове целую бурю мыслей, чувств и эмоций, которые, конечно, передаются зрителю и заставляют его тоже искать разгадки тем символам, которыми насыщено все творчество величайшего представителя Серебряного века русской поэзии. Конечно, название выставки прямо отсылает нас к одному из самых неразгаданных, на мой взгляд, до сих пор произведений А. Блока, его поэме "Двенадцать". Кто же они такие, эти двенадцать "апостолов" в кожанках, исполненные "черной злобой", следующие за своим лидером "в белом венчике из роз"? И неужели это воистину Христос, тот, кто ведет их на "священную" войну с буржуями, позволяя им утешаться мыслью о том, что вскоре они раздуют "мировой пожар в крови, Господи, благослови"? Страшно представить себе более пустынное одиночество, чем то, через которое шагают они по мерзлому городу. Пожар? Если уж только согреться от этого холода. Но один лишь — последний раз... "Свобода. Эх, эх, без креста". На одном из полотен А. Маслова из-за плеча Блока выглядывает Че Гевара. Тринадцатый апостол? Но ведь тринадцать — это уже нарушение гармонии, это сверх меры, всем известно, чья это дюжина! Так может, все, что написано Блоком в этой поэме, надо воспринимать с приставкой "анти"? "Пальнем-ка пулей в Святую Русь"? "Ко всему готовы, ничего не жаль"?.. Некоторые посетители видят на картинах волны времени, через которые пробивается Человек, другие в его облике усматривают лик и даже венец вокруг головы. Может быть, что-то лучше понять в мировоззрении художника поможет представленная в рамках выставки книга Владимира Холкина и Анатолия Маслова "Блок: двенадцать персонажей одной души" (издательство "АЛЕТЕЙЯ").

А вот в Музее-квартире Александра Блока экспонировались фотоработы Евгения Лыкова, представляющие собой более десятка фотоколлажей-триптихов. Эпиграфом к выставке можно взять четверостишие из стихотворения Александра Блока "Скифы": "О старый мир! Пока ты не погиб, / Пока томишься мукой сладкой, / Остановись, премудрый, как Эдип,/ Пред Сфинксом с древнею загадкой!" Целью художника было "совместить текст стихотворения с образом, который рождает фантазия, и потом найти реальное его воплощение". В центре каждого триптиха располагается одно из четверостиший "Скифов", а по обеим сторонам — фотоэтюды, которые автор снимал в Петербурге, Тобольске, Праге. Тему скифов иллюстрируют фотографии предметов культа и быта этого древнего народа, найденных и снятых Евгением Лыковым в одном из частных музеев Тобольска, закрытом для широкой публики. Примечательно, как много Александр Блок дает нынешним деятелям искусства для их самовыражения! В работах талантливого фотохудожника также много символов. Например, символом европейской рациональности у Маслова является швейная машинка "Зингер", а символом "умирающей Европы" — ветхий, но по-прежнему надежный Карлов мост с одиноким пешеходом... "Россия — сфинкс..." Такое прямое указание дает нам один из самых удивительных представителей русской поэзии, в своем творчестве сам загадавший нам, подобно египетскому Сфинксу, немало загадок, которые нам предстоит еще разгадать, чтобы выбрать правильный путь в личной и общественной жизни, поэт, которому было дано сказать так много. Нам, людям эры Водолея, живущим на сломе эпох, при смене не только веков, а уже тысячелетий, так же, как и живущим до нас, надо только иметь уши, чтобы услышать, и глаза, чтобы увидеть.

Ольга ДЕНИСОВА,
собкор "ЛИ" в Санкт-Петербурге



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.