Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 02 (154), 2018 г.



Евгений Степанов.
"Среда обитания"
Книга иронических стихов и литературных пародий



М.: "Издательство Евгения Степанова", 2016

Вряд ли Евгений Степанов выступил в новом амплуа, издав книгу иронических стихов и литературных пародий. Ирония и юмор всегда сопровождали его творчество, и это касается как стихов, так и прозы. Недаром именно поэт-сатирик Александр Иванов, один из самых известных пародистов бывшего Советского Союза и бессменный ведущий передачи "Вокруг смеха", дал Степанову в 1992 году рекомендацию для вступления в СП Москвы. Он же отозвался о версификации Степанова так: "Необычные стихи, интересные, ни на что не похожие". Юмор и сатира в литературе направляются, как правило, на какие-то негативные явления и пороки, но не в себе самом, а в ком-то другом. Своя рубашка, как говорится, ближе к телу, в своем глазу мы и бревна не увидим, зато заметим соломинку в чужом. И тех, кто мало знаком с творчеством Евгения Степанова, может удивить, что острый меч его слов обращен, прежде всего, против себя самого. Это то, что касается иронических стихов.
Вторая часть книги включает пародии, и о них мы поговорим отдельно. Отличительная черта Евгения — это взыскательность к себе как к литератору. Он много раз переписывает свои труды, улучшая качество текста. Нередко, особенно в последнее время, под его стихотворением можно увидеть две даты, разделенные годами. Это означает, что стихи, написанные ранее, не оставляют его в покое, призывая к бесконечной работе над словом. Чрезмерная требовательность к себе и снисходительное отношение к промашкам других не позволяют заноситься и высмеивать собратьев по перу, прежде чем не посмеяться над самим собой. Степанов ни в коей мере не отделяет себя от своей "среды обитания", органично вписываясь в нее и осознавая все ее творческие проблемы. Самокритики ему не занимать, но нужно иметь определенную смелость, чтобы — пусть даже в шутку — именовать себя не очень-то лицеприятно. И пусть мы будем считать, что это не совсем он, а его лирический герой.

Вижу эти грустные ухмылки.
В чем-то я действительно лопух.
И в башке, как водится, опилки.
Я почти такой как Винни-Пух.

Я живу, как мне велит природа,
По любимой я схожу с ума.
Я хочу, как Винни, бочку меда,
Получаю килограмм дерьма.

Что-то невезучий я с пеленок,
И друзья наносят много ран.
Пятачок — хороший поросенок,
Но порой опасней, чем кабан.

Жизнь непостижима точно бездна,
Но мудра как добрая сова.
Я хочу, чтоб кто-то безвозмездно
Мне сказал хорошие слова.

Вот так его ирония заканчивается серьезными жизненными выводами, часто не менее самокритичными. Лучшее (по-моему) движенье — / Это не движенье, а привал. / Лучшее мое стихотворенье / –То, что я еще не написал.
Ирония Степанова психологична. Ведь если в жизни случается разочарование, разрыв отношений, обида, то лучший способ стряхнуть с себя негатив и восстановить утраченный покой — отпустить ситуацию, посмеявшись над ней. Евгений вполне освоил этот прием, а поэтическое мастерство помогает ему в этом. Результат такой сублимации становится интересен не только творцу, но и тем, кто прочтет эти стихи. Кого-то они живо коснутся и помогут обрести себя заново, взглянув на происходящее не так трагично. Ведь чувства у всех людей похожи, как и проблемы, с ними связанные. На себе, конечно, круг смеха Степанова не замыкается, иначе это было бы странно — бичевать только себя одного. Как редактора и издателя его ирония касается литературных типажей, как гражданина — социума и быта, как мужчины — женщин (но тут, правда, больше влюбленности и восторга, даже в "смешных" стихах).

Трон обглодала крыса.
Мозг схавала попса.
Не ссы, лиса Алиса,
Уйдем в леса.

Уйдем в леса тамбовские,
Прокормят нас они.
Ведь мы с тобой таковские,
Что сможем жить одни.

Не зря ж мы говорили о
Любви и чудесах.
Я верный твой Базилио,
А ты моя лиса.

Во второй части книги — литературные пародии на известных и не очень известных поэтов. На тех, кого Степанов знает и знал лично (Евгений Евтушенко, Владимир Костров, Кирилл Ковальджи, Данила Давыдов, Константин Кедров, Евгений Лесин и другие) и на тех, с кем он не знаком, но строчки которых показались ему достойными пародий. Литературовед и филолог-классик М. Л. Гаспаров писал, что осмеяние может сосредоточиться как на стиле, так и на тематике. По характеру комизма пародия может быть юмористической и сатирической. Даже если пародии Евгения Степанова содержат элементы сатиры, и он утрированно представляет стихотворение в комическом виде, то его подход к авторскому самолюбию остается довольно бережным. Помимо таланта стихотворца Евгений Степанов обладает еще безупречным чувством юмора и меры, а также литературным вкусом. Для пародиста важно представить пародию так, чтоб не перейти на личности, не нарушить границу дозволенного, за которой следует не смех, а оскорбление. Тем не менее, даже написанные в такой "бережной" плоскости, пародии Евгения Степанова бьют не в бровь, а в глаз, четко выявляя второй план. Несуразица, нелепость или погрешность в каком-либо поэтическом тексте не смогут уйти от внимания такого мастера, как Степанов. Этому способствует его редакционно-издательская деятельность, наметанный глаз. Надо еще отметить, что в этих пародиях нет ни желчи, ни злости, что тоже говорит о литературном качестве.
Один из талантливых современных пародистов Евгений Минин, написавший предисловие к этой книге, объясняет отношение Степанова к пародии. Не обижаясь, а только радуясь, если пародии пишут на него самого, Степанов приветствует, в том числе, и пародии Минина на себя. В одной из своих статей об этом жанре ("Пародия как PR") Евгений Степанов говорит, что пародия в современном мире выполняет функцию не только литературной критики, но и роль PR. Так, вспоминая свое давнее интервью с Александром Ивановым, Евгений пишет, что на его вопрос, не обижаются ли на мэтра поэты, тот ответил: "Пока вроде нет... Пародия — очень хорошая реклама для стихотворца".
Евгений Минин подчеркивает важность одного момента для пародиста, а именно необходимость найти нужную цитату, на которую будет ориентирована пародия. Он видит это бесспорное умение и у Степанова. Напоследок приведу пример пародии из этой книги на Аршака Тер-Маркарьяна, уверенно сравнивающего себя с Лермонтовым.



Глупый пережиток

Мы, таланты — Лермонтову ровня,
Потому что жизнь в запасе есть!
            Аршак Тер-Маркарьян

Есть у нас в поэзии сыновня
Нежность и огромный интерес.
Мы, таланты, Лермонтову ровня,
Может, даже Пушкину А. С.

Чувств у нас и смелости избыток,
Скромничать? Какого же рожна?
Скромность — это глупый пережиток.
Скромность в литпроцессе не нужна.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.