Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 01 (153), 2018 г.



Александр Вепрёв. 
"Верлибров лаборатория"
Книжная серия "Авангранды",



М.: "Издательство Евгения Степанова", 2017

Вот уже три года "Издательство Евгения Степанова" выпускает эксклюзивную серию поэтических книг "Авангранды". Среди авторов — замечательные современные поэты, в том числе и Александр Вепрёв. Вышедший в этой серии сборник стихов "Верлибров лаборатория" включает в себя новую поэзию и стихотворения, которые уже прежде публиковались в предыдущих книгах.
Следуя курсу "рыцаря верлибра", как назвала А. Вепрёва в одной из своих рецензий критик Елена Сафронова, поэт продолжает развивать этот жанр и дальше, не изменяя себе.
В книге об организации современного поэтического процесса Е. Степанов писал о новом русском верлибре как о продолжении старых традиций, но еще недостаточно проработанной теме в отечественной филологии, предлагая следующую дихотомию: упрощенный и усложненный верлибр. Степанов говорит о том, что усложненные верлибры требуют процесса со-творчества, определенного угла зрения, иначе понять и принять эту поэзию достаточно сложно. (Е. Степанов "Жанровые, стилистические и профетические особенности русской поэзии середины XX — начала XXI веков. Организация современного поэтического процесса".)
Как пример усложненного верлибра приводится поэзия Г. Айги, Ю. Милорава, Т. Грауз и других поэтов-эквилибристов со словом. Поэзия Александра Вепрёва не обладает той ассоциативной заумностью, через которую надо продираться сознанием, но и она требует достаточного "процесса со-творчества".
Верлибр Вепрёва близок к этим поэтам экспериментаторским духом. Автором книги была представлена целая лаборатория верлибра, активно занимающаяся развитием формы свободного стиха. Вепрёв придумал, например, матрешечный вариант верлибра: верлибр в пяти или нескольких верлибрах, объединенных одной темой, единым замыслом и поэтическим построением, но любая из этих частей может существовать отдельно. Или, например, многоглавый верлибр — он может быть четырехглавым, пятиглавым и т. д. Как объясняет сам поэт, это то же самое, что верлибр в верлибрах. В лаборатории мы можем встретить также разделенный верлибр или афористический. Думаю, что в этом направлении Александр Вепрёв еще будет работать, усложняя свое мастерство.
А пока один из примеров афористического верлибра:



I

Даже если нитка с иголкой — инструмент холостяка,
этим инструментом не заштопать дырку на рубахе
холостяцкой жизни.



II

Даже если муравьи захотят построить в горах
муравейник, —
не спешите смеяться над ними, потому что после
строительства
вряд ли кто-нибудь останется там жить.

О некоторых особенностях, которые отличают верлибр Вепрёва от поэтов, творящих в этом направлении, хорошо написал А. Карпенко в рецензии на представленную книгу: "Он выработал свой собственный стиль, солирующий в его циклах. Шутливо и остроумно некоторые из них назвал ”вепрлибрами“... Но поэзия в них — фирменная, вепрёвская. И, наверно, самое притягательное в этих стихах — то, что не виден, не выпирает наружу, подобно мебели Собакевича, художественный прием, при помощи которого поэт достигает своей цели. И это настоящее чудо: приема нет, а поэзия — есть!"
Нельзя не отметить и то, что Вепрёв совмещает в своих стихах несовместимое: иронию и романтику. Насмешливость и романтичность — два постоянных спутника поэта. Нередко они объединяются в дуэт под условным названием "неравный брак", как бы доказывая свое право на совместное существование.
Романтика включает в себя морскую тематику — все, что происходит вокруг моря и связано с жизнью на курорте. Метафорическое отражение южного дня переносит нас в зону отдыха и расслабляет:

Между тем, крыши домов,
автомобильные трассы и пешеходные тротуары,
не говоря о море,
продолжали отражать лучезарный южный полдень,
увенчанный большими арековыми пальмами
и столетними платанами, как новенькими
высотками,
похожими на инопланетные корабли.

Один из лирических героев этой книги — море, и неслучайно. Александр Вепрёв живет у моря, а что может быть более сильным источником вдохновения, если не эта прекрасная стихия? Море изучается поэтом как один из необъятных миров, которому тесны рамки сравнения, поэтому нельзя определить даже его цвета: "Разве можно синей краской нарисовать молочное море? / Ну, а вода на самом деле не имеет никакого цвета".
И тут же, на фоне морского романтического флера, может вдруг возникнуть гротескный образ "черной девушки", которую сначала сравнят с Черным морем, а потом превратят в "необычную черную чайку, / с сигаретой в клюве, / похожем на толстые негритянские губы". Рефрен "пока я прогуливался по набережной возле самого / Черного моря" усиливает роль наблюдателя за девушкой – "черной гладкой шоколадкой", которая "хотела полететь в небо, / белой чайкой парить над морским лучезарным простором". Антитезу (в данном случае "белый-черный"), равно как и рефрен, Вепрёв часто использует в своих стихах для усиления поэтической выразительности.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.