Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 01 (153), 2018 г.



Екатерина Яковлева.
"Чужая"



М.: "Вест-Консалтинг", 2017

"Чужая"… слово это не русское — мы переняли его у готов. Готское "тьюд" — народ — постепенно трансформировалось и стало означать то, что мы сейчас привыкли слышать — "пришлая, посторонняя".
Не своя, не собственная, принадлежащая другим. Ощущение собственной инаковости автор переживает остро, усиленно. и потому выражает себя через вымышленную картину:

Здесь жил когда-то музыкант
В убогой дальней комнате под крышей,
Где до сих пор мелодии звучат,
Но лишь для тех, кто может их услышать…

"Скрипач на крыше, вспомни обо мне…" — какая знакомая ситуация! Чужак чужака понимает наверняка. Изгой — особое состояние: человеку хочется убежать от гнетущей повседневности, уйти, решить для себя извечный гамлетовский вопрос так, как автор его разрешает в стихотворении "Забвение":

Я затеряюсь вдалеке,
Сольюсь с закатом цвета крови,
Туманом растворюсь во мгле,
Никто меня не остановит…

Неласковая романтика, загадочность, расплывчатое будущее… Однако героиня Яковлевой не "каша манная в целлофане". Это девушка чей внутренний мир сформирован. Затяжная тоска, кризис самоопределения сменяются не депрессивным самоуничтожением, но напряжением физических и духовных сил, что проявляется в стихотворении "Ворон" — перекличке с Эдгаром По:

О, Ворон, ты не тронь меня!
Прошу, дай затянуться ранам,
Ведь даже брошенной на дно,
Бороться я не перестану.

Автор постепенно нагоняет напряжение, но, в отличие от поэтической истории мрачного американца, у нее мы наблюдаем тему сопротивления, а черная птица оборачивается избавителем от страданий и врачевателем душевных ран:

Отдав живительную силу,
Спаситель мой взметнулся ввысь,
Слова его как наставленье
Раскатом грянули: "Борись!"

Это вам, братцы, не упадническое "Nevermore". Никакого морального разложения: соберись, соберись, призывает гортанное карканье. Ворон, кстати, довольно противоречивый символ. Древние китайцы считали, что эта птица служит символом обособленной личности, живущей в вышних мирах. И, как ни странно, черный красавец был солярным символом. Героиня Екатерины Яковлевой сознательно выбирает не отступничество, а рокоборчество. Она готова бороться за свои идеалы, за то, чтобы быть понятой и признанной. Оттого сборник получился тревожным, практически каждое стихотворение — маленький триллер. Хоррор призван вызывать в читателе ощущение страха, неопределенности. Даже эмоциональные элементы — любовь, привязанность — возникают в определенной атмосфере: героиня мечтает о призраке, пишет стихотворение, частично перекликающееся с вампирской сагой о графе Дракуле.
Этот холодок, приятное ощущение читательского ужаса автор усиливает, пользуясь богатым воображением. Она выписывает хмурый готический пейзаж:

И от стен, что покрыты травою,
Веет холодом и волшебством,
И лишь свет, что рассеян луною,
Отражается в стеклах окон.

Героиню Яковлевой отличает предрасположенность к знаниям музыкальной культуры. В ее стихах преобладает напевность, и это неудивительно: автор много лет профессионально занимается музыкой. Характер этой героини требует к себе нежного, предупредительного отношения:

Я так хочу в туманный город,
Что скрыт от всех в других мирах,
Где в лабиринте тихих улиц
Гуляю я в своих мечтах.

То, что мы ищем в себе и (или) в других, все невысказанное, затаенное, непременно находит отношение в стихотворном тексте. Перед автором всегда встает вопрос о взаимодействии с внутренними, скрытыми фигурами, а также с внешним миром, проявленным или потусторонним. Компромисс или конфронтация? Героиня Яковлевой отдает предпочтение второму:

В этом мире притворства, обмана и лжи,
Видя маски, безликие лица,
Света истины ей никогда не найти,
Остается принять и смириться.

Однако, слабо верится в то, что героиня способна смириться. Скорее, это передышка, затишье перед бурей. При прочтении в голове вспыхивает песня культовой группы Scorpions — "Still Loving You". Интонация стихотворения настраивает на противоборство, упрямое, несогбенное "It needs time": дай только время, отдохнуть, зализать раны, а потом — посмотрим, чья возьмет. В этом стихотворении, как и в остальных, отчетливо слышится фолк-металл, отягощенный жесткими барабанами. Музыкальность, неповторимость пейзажных красок позволяет Екатерине Яковлевой интенсивно и настойчиво воздействовать на сознание читателя.

Ирина ДРОЗД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.