Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 25 (55), 2010 г.



Владимир КОЧЕТКОВ

из книги "Урок географии"

Вышка

Это случилось давно, я тогда учился в классе шестом или седьмом. Как и все мальчишки ходил на занятия, пытался учить уроки, до вечера пропадал с друзьями на улице. Мы все жили в одном пятиэтажном доме далекого военного городка. В играх всегда набиралось человек пятнадцать мальчишек примерно одного возраста. Мы гоняли в футбол, лазали по подвалам, играли в рыцарей и индейцев.

Я крепко дружил с Сергеем Азеевым, моим одноклассником, и мы постоянно, сами того не подозревая, соревновались за лидерство над ватагой. Я помню, как в конце марта мы прыгали с вязкого берега на зыбкую, скользкую льдину, затем, отталкиваясь шестами, выплывали на середину пруда. Сергей бросал шест и выбирался на берег, перебегая с одного осколка льда на другой. Повторить этот трюк никто, кроме него, не мог. Зато во время игры в индейцев я сделал самый дальнобойный лук. Мы все по очереди стреляли из него, все вместе мастерили стрелы, а однажды ходили в лес искать можжевельник, чтобы обеспечить подобным оружием всех желающих нашей компании.

Однажды, используя случайно найденную во время сбора макулатуры карту, я подбил друзей отправиться в так называемую "экспедицию" в дальний лес, к истоку реки. Карта была старая, нам она показалась "пиратской", и мы целый вечер тщательно ее изучали, пытаясь найти место спрятанных сокровищ. В конце концов, было решено отправиться на их поиски в ближайшее же воскресенье. Как владельца такой реликвии, мальчишки выбрали вожаком меня. В поход набралось человек шесть, или семь. Родителей пришлось уговаривать целый вечер накануне похода. Наконец, взяв "честное слово" вести себя по-взрослому — осторожно, внимательно и без "выкрутасов", а так же вернуться домой засветло, родители дали согласие. Мама даже сама помогла уложить мне рюкзак.

Вышли рано утром. Очень скоро дома скрылись за деревьями, и мы пошли по еловому лесу. Тропинка была узкая. Она, то ныряла в овраги, то поднималась на невысокие, заросшие густым лесом холмы. Остро пахло молодыми иголками. Вороны шумно взлетали с веток и сломя голову мчались прочь. Кеды от росы скоро намокли и потяжелели. Рюкзаки оттягивали плечи.

Привал устроили через час. Присели отдохнуть у старой лесной полусгнившей вышки. Видимо, когда-то лесники высматривали с нее лесные пожары. Потом в округе появилась военная часть. Вертолеты совершали облеты почти ежедневно, и надобность в вышке исчезла. Ее перестали ремонтировать, и вот теперь она кособоко стояла на небольшом бугорке, посреди темных, островерхих елей. Для того чтобы не нашлось охотников проверить ее на прочность, все ступеньки двух нижних пролетов были начисто сбиты.

Мы достали из рюкзаков припасы, открыли термос, налили в кружку горячего сладкого чая. Было хорошо сидеть здесь, в глубине леса, слушать птиц и, передавая друг другу кружку, прихлебывать горячий чай. Сергей отложил в сторону недоеденный бутерброд. Он встал, медленно подошел к толстой стойке, внимательно ее оглядел и зачем-то ковырнул древесину пальцем.

— Ну, что? Кто полезет со мной? — Он посмотрел на нас вызывающе. — Дорогу глянем. С высоты виднее.

Я бросил взгляд наверх. Когда-то там, на самой верхотуре была сколочена из досок небольшая клетушка — гнездо наблюдателя. Сейчас остались лишь две неширокие доски. Они не перекрывали и половины верхней площадки. Кое где виднелись остатки лестницы. Ветер тихо но угрожающе гудел в верхних балках вышки. Дело было опасным, а, главное, глупым.

— Ну, сдрейфили? А ты, командир? — меня резанула интонация, с которой Сергей произнес это — "командир". В драке он был сильнее любого из нас, да и в смелости, пожалуй, превосходство его было безоговорочным.

— Так не за этим идем, — я попытался осадить его пыл. — Цель другая. Да и карта есть. Чего смотреть?

— Значит, испугались! Тоже мне, путешественники!

Он запрокинув голову, осмотрел конструкцию, затем поплевал на ладони и начал карабкаться вверх. Я постоял с минуту и полез за ним, и через несколько секунд все мальчишки нашей ватаги, словно муравьи карабкались по бревну вверх. Но я уже не смотрел по сторонам.

До второго пролета долез быстро — было невысоко. Ноги легко отыскивали углубления от ступенек, руки обхватывали толстое шершавое бревно, пальцы цеплялись за длинные, глубокие трещины. Здесь нужно было перейти по горизонтальной балке на противоположную сторону. Опоры для рук не было никакой, но какая-то случайность помогла и Сергею, и мне преодолеть преграду и не упасть. Опять началось восхождение. Лезть становилось труднее — уже сказывалась высота. Лоб и спина покрылись потом. Я первый раз в жизни почувствовал, каким холодным может быть пот. Когда в жару начинает бить озноб, а тело теряет силу, становится мягким и бескостным.

Вообще, я с детства боюсь высоты. Всегда было страшно подойти к краю балкона на верхнем этаже пятиэтажного дома, а уж если и подходил, то сначала проверял — хорошо ли зацепились пальцы за прутья решетки, а уж затем осторожно высовывался и смотрел вниз. Сейчас я старался не смотреть вниз, лишь вверх. Мне казалось, что Сергей лезет бодро, без страха. На голову и в глаза сыпалась труха и мелкая древесная пыль.

— Ура! — услышал я сверху, — теперь легче пойдет. — Я понял, что Сергей добрался до сохранившейся лесенки.

Наконец и я ухватился за нижнюю из оставшихся ступенек. Пошло действительно легче, только деревянные перекладины были трухлявые, а гвозди, которыми они были прибиты — ржавыми. Их шляпки торчали наружу, цеплялись за штаны и царапали кожу. Одна из ступенек обломилась под Сергеем, обломок полетел вниз и ударил меня по руке. Лишь чудом я не разжал пальцы, а, обняв стойку, замер в испуге, ожидая, что Сергей рухнет вниз, и мы все попадаем как прошлогодние яблоки. Мне повезло — он удержался.

— Верхушка недалеко! — услышал я его хрип и понял, что он тоже боится. Это открытие придало мне сил, но я все равно дергал каждую ступеньку, проверяя ее прочность, прежде чем использовать для опоры.

Прошел, кажется, целый час, прежде чем я увидел верхнюю площадку. Сергей уже вскарабкался на нее и уселся на одной из досок как на лавочке, свесив ноги вниз. Спустя пару минут я выполз к нему. Он смотрел мне в глаза и насмешливо улыбался.

— Вот теперь и по сторонам посмотреть можно. Так, командир?

Я ничего не сказал в ответ, лишь кивнул и указал на мальчишек, которые ползли за нами:

— Как уместимся? Места-то нет совсем.

— Уместимся. Сядем поплотнее, — Серега ухмыльнулся. — В тесноте да не в обиде.

Один за другим ребята выбирались наверх и рассаживались, прижимаясь друг к другу, словно воробьи на проводах. Я сидел на самом краю, удерживаясь лишь одной рукой. Земля была далеко внизу, и казалось такой же недосягаемой, как и облака, парящие в вышине. Я старался не крутить головой по сторонам, боясь потерять равновесие. И еще казалось, что у меня вот-вот закружится голова и я упаду.

Мы посидели несколько минут. Говорить никому не хотелось. Вышка едва возвышалась над деревьями, и дорогу отсюда рассмотреть было невозможно. Верхушки ельника уходили дальше и дальше сплошным покровом — вот и все, что удалось увидеть.

— Ну что, будем слезать? — Сергей подмигнул нам, затем развернулся и повис на руках, отыскивая ногами первую ступеньку. Я зажмурился и почувствовал, как мои руки самопроизвольно хватаются за доску на освободившемся месте. Вдох замер на половине. Мне казалось, что нужно приложить усилие, чтобы проглотить воздух, вставший в горле комом.

Друг за другом мальчишки опускались вслед за Сергеем. Настала моя очередь. Я лег на доску животом и свесил вниз ноги, стараясь нащупать опору. Подниматься всегда легче. Во время подъема не обязательно смотреть вниз. Другое дело — спуск. Хотелось ускорить движение, и я еле сдерживал себя, понимая, что стоит испугаться и поспешить, как я не удержусь и полечу вниз.

Мне еще раз повезло. Спуск прошел успешно. Когда ноги коснулись земли, и я вновь почувствовал под собой твердую и надежную опору, меня пронзила слабость. Я старался не показать виду, но все-таки сел и стал перешнуровывать кеды, хотя в этом не было никакой надобности. Мальчишки выдергивали занозы из ладоней и перевязывали тесемки рюкзаков. Вместо гордости от подвига у меня было запоздалое чувство вины перед родителями. И еще было стыдно за нарушенное "честное слово".

— Ну ладно, пошли дальше. Веди, командир! — Сергей накинул на плечи рюкзак и взял в руки палку, которая заменяла ему посох.

Мы вновь выстроились друг за другом и, обходя заполненные водой лужи и густые куртины крапивы, пошли дальше. Впереди опять шел я, но чуть быстрее, чем до привала — очень хотелось придти домой засветло.

Патроны

— Вовка, выходи!

Я выглянул в окно. Мальчишки уже стояли внизу. Серега загадочно улыбался и придерживал рукой карман своих широких брюк. Я прошмыгнул мимо мамы, быстренько обул кеды и высунулся из прихожей:

— Мам, я ненадолго, на часок! — и исчез за дверью. Выскочил из подъезда — друзья уже топтались у входа.

— Вчера солдаты палили на стрельбище. — Серегино лицо сияло, как тщательно начищенная сковорода. — Мы с утра пролезли туда, и нашли целую обойму пистолетных патронов. Пошли с нами — повзрываем!

— Страшно, они же боевые.

— Ясное дело не холостые. — Сергей продолжал меня настойчиво убеждать. Мне хотелось услышать грохот настоящих выстрелов, но было боязно — вдруг узнают взрослые, тогда точно не поздоровится.

— Пошли, — не отставал мой дружок, — костерчик разожжем. Так долбанет, что ой-ей-ей!

Ухарство пересилило:

— Давай!

Мы побежали вокруг каких-то складов к пруду. Сразу за забором был пустырь и небольшой лесной массив, через который проходила натоптанная тропа. По другую сторону ее темнел водой наполовину заросший рогозом пруд. Нам казалось, что место здесь тихое, спокойное и безлюдное. Выбранная нами для костра лужайка, была сплошь покрыта кочками, словно давным-давно кто-то постарался напахать борозд, а потом забросил работу. Со временем канавки заросли травой и чуть сгладились от ветра и талого снега.

Костер разожгли быстро — сучья стаскивали всей ватагой. Пламя заалело бездымно — валежник был совсем сухой, а мы все тащили и тащили обломки сухостоя — опушка была недалеко. Сели у костра и замерли.

— Патроны надо в консервную банку положить, тогда не сразу взорвутся, успеем нырнуть в укрытие, — маленький Лешка Коптюк напряженно сдвинул брови у переносицы, стараясь спрятать страх под нарочито жестким взглядом.

— Все удовольствие — свист пуль услышать, нервы пощекотать, — слегка щелкнув его по носу, парировал Сергей. — Как в кино. "Только пули свистят по степи", — он еще раз оглядел стоящих рядом мальчишек. — Андрюхи Сурикова нет. Обещал подойти, и что-то нет. Ну ладно, начнем, тянуть не будем.

Он осторожно вытащил из кармана туго набитую нераспечатанную пачку и слегка подрагивающими пальцами оторвал заправленный внутрь бумажный клапан. Задники патронов заблестели тусклым медным отсветом.

— Вот они, целехонькие! — Серега указал на капсюли, не пробитые бойками пистолетов.

— Дай подержать, — Женёк Поршнев подставил ладонь. Сергей выдавил из пачки несколько штук. Они с глухим, тяжелым стуком ссыпались вниз. Женька подбросил их на ладони. — Тяжеленькие. Полные.

— Боевые, — Сергей деловито сгреб патроны и аккуратно положил их в консервную банку. Затем, так же осторожно достал из пачки остатки и зажал в руке. — Ну, кто положит их в костер? — Сергей оглядел притихших мальчишек. — Давай, Вовик, а?

Я посмотрел на пылающий костер. Опасное дело. Вдруг патроны начнут рваться сразу? Страшно. Я оглянулся назад. Все сидели и смотрели на меня, не отрываясь и не говоря больше ни слова. Я взял консервную банку, посмотрел на патроны еще раз и зачем-то прикрыл ее наполовину оторванной крышкой. Так, на всякий случай, словно это могло спасти, если что.

— Успеешь драпануть, — сиплым голосом пробормотал Коптюк. — Говорят, они сначала крутиться начинают быстро-быстро, а потом уже взрываются.

— А вот эти просто в костер брось, — Сергей разжал потные пальцы, и патроны оказались у меня в руке, — ладно? — Мальчишки отбежали от костра и улеглись за бороздой. Виднелись только их глаза.

(В полном объеме рассказ "Патроны"
и другие произведения автора читайте
в журнале "Дети Ра", № 9, 2010)



 
 




Подробности прием меди на сайте.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.