Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 12 (152), 2017 г.



Виктор Агамов-Тупицын.
"Почтовое ведомство"



М.: "Вест-Консалтинг", 2017

Альтернативная, выходящая за пределы концептуальной литературной школы поэзия представлена в этой книге. "Стихи пытаются (порой тщетно) усидеть между двух стульев — серьезностью и абсурдизмом", — утверждает в аннотации автор.
Полная символики поэтическая структура открывает нам ту психическую реальность или те подводные течения души, которые бывает так трудно выразить в традиционной манере.
Эта книга — своеобразный коллаж из поэзии и иллюстрированного сопровождения каждого стихотворения. Коллаж — одна из распространенных форм творчества дадаистов. Поэтика автора включает в себя некоторые элементы этого авангардного течения, так как нельзя не заметить, что стихи проникнуты опустошенностью надежд и отрицанием. В отличие от дадаистов, в них есть рациональность.

В мире, который нас
не касается, можно
двигаться в любом
направлении,
лишь бы не
п
о касательной
("Non-tangetial being" — денегация "Бытия-вскользь")

С абсурдизмом стихи связывает разочарованность в смысле человеческого бытия.
Но в целом можно назвать эту книгу религиозно-философскими исканиями, которые в немалой степени базируются на символизме. Вспомним хотя бы "Silentium" Ф. Тютчева — своеобразную "манифестацию русского символизма", и проведем аналогию со стихотворением Виктора Агамова-Тупицына, написанного также в контексте "кризиса позитивного мировоззрения и морали".

Я не знаю,
что было
в начале начал,
даже если бы
знал,
все равно
промолчал.
("Людовик XIV")

Ничтожность жизни доказывается не через величие по Кьеркегору, а через ее пустоту.

Никто не знал,
что мир конечен,
что он незряч и искалечен,
что он всего лишь место встречи
зрения и речи,
травм и увечий,
слепых фраз
и немых глаз

Сборник изобилует художественными приемами. Вот только некоторые из них.
Этимологические фигуры, то есть корневой повтор, усиливающий выразительность образа:

поэт / поэтому / поэт, что / возвещает / близость рая…

Инверсии:

пейзаж
рисует мрачные закаты,
закат
рисует мрачные пейзажи

Многократная геминация — повтор одной и той же фразы, несущей определенную звуковую нагрузку:

…блажен,
кто верует
сквозь пальцы
как дед Мазай,
как Дед Мазай,
как дед Мазай,
и зайцы

Излюбленный художественный прием Агамова-Тупицына — цитирование, близкое к аппликации (то есть без указания автора) или же ложное цитирование, подчеркивающее гротескность образов и привносящее иронический эффект. "То, что иронический эффект в таких случаях неизбежен, — замечает автор, — было хорошо известно не только немецким романтикам, но и российским обэриутам…".

Балет в России —
Больше, чем балет,
Поэт в России —
Меньшиков в Березове…
.........................................
Я знаю, весь я не умру / в коробке из-под кенгуру
.........................................
…что день грядущий нам готовит?
русалок на блесну не ловят…
.........................................
Уж небо осенью дышало,
Россия гуннам подражала,
в Европу прорубив окно,
ему и больно и смешно,
                  история
                                 не книга
                                    жалоб
("Аттила")

Версификационный инструментарий дополняется речевой экспрессивностью и эмоциональностью. Трагичность сознания плохо скрывается за иронией и смехом. Этот смех — сквозь слезы.

Нам не спастись
от мертвецов
упавших
вниз лицом,
но и от тех,
что вознеслись,
нам тоже
не спастись

Движение в метареальность можно заметить там, где, например, вступают в противоречие пространство и время. — "параметры сотворения мира".

Конфуций
в городе без стен,
листая
Книгу Перемен,
настаивал
на постоянстве
в
о
в
р
е
м
е
н
и — но не в пространстве

Слова "во времени" изображены вертикально, они символизируют устремление ввысь и подразумевают вечную жизнь. Графическим способом расстановки букв автор пытается доказать, что константа существует только во времени, исходя из Книги Перемен.
По сути дела, перед нами попытка решения внутренних проблем художественными методами через обращение к Всевышнему, с вопросом к Нему о сущности бытия. Происходит это на грани фола, вызова, и, в какой-то степени, с осознанием своей обреченности. Это не "эпистолярный обмен с друзьями и коллегами по электронной почте", а крик во Вселенную с надеждой быть услышанным. Продираясь через пласты образованности и культурных знаний, автор посвящает стихи различным людям, призывая их в свидетели своих "писем". Философы, поэты, ученые, сильные мира сего, известные музыканты втягиваются в метафизический диалог, провоцирующий вопросы и споры.
В этом отрицании, насмешке над жизнью и собой мы не можем не разглядеть позитива — поиска Лучшего в этом не самом лучшем из миров.

 Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.