Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 12 (152), 2017 г.



Евгений Степанов.
"Среда обитания"
Книга иронических стихов
и литературных пародий



М.: "Издательство Евгения Степанова", 2017

Не перестаю удивляться: за что литераторы так не любят пародистов? Несладко приходится работникам этого жанра: потешаясь над исходником, придирчивый поэт осознает, что существует лишь "в связке" с оригиналом. По-моему, нужно радоваться: раз над текстом потешаются, значит, он а) прочитан и б) внимательно, что в наше время большая редкость. Вечное же существование "идущего вторым" в потенциале способно сделать из поэта-пародиста закоренелого пессимиста. К счастью, этого не происходит с автором сборника "Среда обитания".
Коллеги по перу обязаны испытывать гордость: не каждый день дает обратную связь Евгений Степанов, издатель и главный редактор журнала "Дети Ра" и газеты "Литературные известия". Его мозг ежедневно воспринимает тонны словесной руды, и уж коли чужое неуклюжее словотворчество вынудило сочинить ответную колкость  — стало быть, человек сморозил явную нелепицу. Замалчивать некоторые "ляпы" известных (и не очень) стихотворцев — значит соучаствовать в преступлении против родной речи.

Впрочем, поэт не агрессивен. Эгоцентризм пишущей братии он высмеивает понимающе, доброжелательно:

С радостью и наслаждением
        должен признать,
что я один из самых выдающихся
писателей нашего времени.
А вы не знаете, так и не спорьте.
Вы ведь все равно меня не читали.

Однако насмешка насмешке рознь. Степанов незлобливо подтрунивает над раздутым самолюбием коллег-поэтов, но непримирим к безвкусной глупости отдельных индивидуумов. Когда на бумагу выплескивается откровенная пошлость (язык не поворачивается назвать это стихами) "иных чиновников", добрая подначка сменяется горькой издевкой:

Пусть птички певчие белькантят,
Коровы жирные мычат.
Пусть музыканты музыкантят.
Но пусть бездарности молчат.

Замечу также, что литературная пародия — это не "легкий" жанр, хотя он и создан для того, чтобы вызывать у читателя улыбку. Чтобы сочинить хотя бы одно хорошее "вторичное" четверостишие, необходим недюжинный багаж литературоведческих знаний, а впридачу — умение разбираться в людях. Невозможно обойтись без подготовительной работы. Как актер вживается в роль, так пародисту требуется полное погружение в творчество избранного им "объекта". Чтобы обыграть кургузую строку высмеиваемого персонажа, требуется безошибочно увидеть: где говорит сам человек, а где — созданный им лирический герой. Также нужно соблюсти правила хорошего тона: определить степень восприимчивости пародируемого автора (для этого желательно быть с ним хотя бы шапочно знакомым). Удачная пародия — это не выставление в неприглядном виде лингвистического казуса, но неожиданная, яркая подача того, что зашифровано в исходнике. Или гиперболизация изначального текста до таких размеров, что его нельзя воспринимать серьезно:

Двуногие приятели
Смотались от меня.
Они, похоже, спятили —
Не пьют уже три дня.

Евгений Степанов, виртуозно владея литературными приемами, создает тот особый смысл, крепко связывающий пародию с оригиналом, передаваемый только пародией — и никакими другими средствами. Текст пародии вступает как бы в диалог с пародируемым текстом: как приятно поговорить с интересным человеком!
Что касается представленных иронических стихов, то ирония — вещь еще более сложная. От поэта требуется удержаться на грани тонкого контраста видимого и скрытого смысла высказывания, как, скажем, в стихотворении "Монолог одного моего знакомого":

Хорошая, пригожая,
Ты всем другим пример.
Жаль, что не вышел рожей я,
Зато миллионер.

Посмеяться над собой способен только зрелый, самодостаточный человек, к себе относящийся строго, а к окружающим — снисходительно. Ирония Евгения Степанова существует не в статусе философской категории, это образ жизни:

Сколько истеричных стихоплетов!
Я и сам такой же стихоплет.
Сколько энергичных идиотов!
Я и сам такой же идиот.

Современную общественно-политическую, нравственную и культурную обстановку иначе как "средой обитания" не назовешь. Все как в дикой природе: зазеваешься — сожрут. Ирония актуализирует отношения между мышлением и действительностью, стало быть — помогает выжить. "Спаси нас улыбка и смех", — говорит Евгений Степанов и доказывает своим творчеством бессмертные шекспировские слова: "Обличье глупца — вот мудрость мудреца".

Ольга ЕФИМОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.