Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 11 (151), 2017 г.



Игорь Силантьев.
"Непереходный"



М.: "Вест-Консалтинг", 2016

Авторская речь обыденна, вполне понятна; нет рифм, зато есть образы, чувство ритма, живость восприятия мира и насмешливость воображения; даже в своих сетованиях ему не изменяет обаятельная, душевная ирония:

<…>
Не получается из дней сложить жизнь.
Не получается из шагов сложить путь.
Из опавших листьев — плач и смех.
А из звезд не получается сложить ночь
<…>

Хотя через много страниц поэт все-таки признается: "Все, что ты можешь, это складывать слова нечаянно", а еще позже уточняет: "Это даже не слова, а толчки, ритмы / Теснятся из меня как трава…"
Как видно, свободный стих Силантьева приближен к белому, в книге мы находим даже переклички с античными размерами. Все время обращаю внимание на интонационное сходство с Геннадием Алексеевым, менее выраженное — с Владимиром Кучерявкиным, еще менее — с Сергеем Стратановским; с первым — даже сюжетное (Геннадий Алексеев: "Был ли я крылатым?/ Или крылья мне только снились?// А что,/ если я и впрямь/ потерял их?". Игорь Силантьев: "Я проснулся без крыльев утром./ Не помню, куда я их задевал"). Да, когда писал и печатался Алексеев, сюрреализмом еще можно было удивить; но не сегодня, — сегодня можно удивить, скорее, уровнем размаха художественной картины, степенью изощренности "абсурдного" письма, метафорами взаимосвязи человека и природы, когда наблюдающий и наблюдаемое становятся единым целым:

Мир насекомых не дает мне покоя.
Утром в петлю меня ловит муха.
Кружит у лампы, мотает по стенам.
Наконец, роняет на подоконник.
На нем пружиной дрожит кузнечик.
В прыжке он уносит меня в травы.
Там хороводятся божьи коровки. <…>

Пожалуй, это пример не блестящей выдумки автора, а его своеобразной, тонкой лирики; в ее мелодии движется жизнь, за которой уже проглядывается земной предел, и хочется продлиться где-то… где? Здесь я не вижу разгадки.

Я дышу на стекло, протираю заиндевелое окошко.
Ночь-то какая! Вызвездило, все небо нараспашку.
И ни души. Только плывут, плывут куда-то сугробы.
И как-то остро, отчаянно хочется в другую жизнь. <…>

За мягкой шутливостью тона стихов Силантьева, поэта-пантеиста, иногда мифологически-притчевого, проступают глубокие чувства, когда явно, когда неявно выраженные; ну а если есть глубокие чувства — значит, это верный признак поэзии, в какие бы "невинные", "легкие" одежды стихи не рядились.

Эмиль СОКОЛЬСКИЙ



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.