Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 11 (151), 2017 г.



Александр Тимофеевский.
"Я здесь родился"



М.: "Издательство Евгения Степанова", 2017

Поэт, драматург и сценарист Александр Тимофеевский хорошо известен как автор слов популярной "Песенки крокодила Гены" из мультфильма "Чебурашка".
В этом году в "Издательстве Евгения Степанова" вышел его новый стихотворный сборник "Я здесь родился", который уже отмечен многочисленными рецензентами.
"Бывает так, что известность поэта — заслуженная, но несправедливо однобокая, — пишет критик Александр Карпенко. — ... Популярнейшая песенка невольно вытеснила из обихода другие грани дарования знаменитого поэта. И Евгений Степанов, издатель и редактор новой книжной серии “Авангранды”, помогает нам раскрыть широту поэтического таланта этого необыкновенно разностороннего человека. Как вы, наверное, уже догадались, Александр Павлович Тимофеевский — не столько детский, сколько глубокий, оригинальный “взрослый” поэт".
Стихи разных лет, которые вошли в сборник, удивят читателя новыми гранями таланта давно известного мастера.
Детская открытость миру и мудрое восприятие происходящего отличают его творчество. У Александра Тимофеевского Тимофеевского большой жизненный опыт. Смена социально-экономической формации пришлась на то время, когда взгляды на мир у поэта уже давно сформировались. Поэтому значительную роль в творчестве Александра Тимофеевского играют социальные идеи. Как поэт и гражданин, он не перестает болеть душой за Отечество, которое часто не совпадает с понятием "государство".
"Я здесь родился" называется книга. И название заставляет задуматься нас о России, о Москве.
Москва — это город, в котором Тимофеевский жил, учился и работал, где "все случилось уже". Образ Москвы проходит поэтапно через всю книгу и предстает с разных, совершенно неожиданных сторон. Ведь помимо Москвы Тимофеевский родился и в фантазийном мире своей второй действительности. Без нее не смогла бы состояться первая, как не сумел бы расцвести багульник "наперекор календарю" из стихотворения "Январь прошелся королем".
Реальный образ Москвы в стихах поэта переплетается с мифологическими "брегами пустынных вод" и "одинокими дубравами". Одновременное пребывание в двух пространствах — настоящем и выдуманном — дает энергию творчеству Александра Павловича. В подлинном спектре событий существует фактический день с личными и социальными проблемами. Например, стихотворения, написанные в 1980-х годах, отражают настроения потерянности и несвободы, что было характерно для эпохи "застоя".

В день выборов я провожал знакомых
И на вокзале встретил итальянцев,
Они смеялись звонкие, как дети,
И по перрону бегали бегом.
А рядом мы, как нищие, стояли,
Держа на шее тяжкие вериги
Российских специфических забот
И наших удивительных свобод.

1983

В "застойном" мире существует также и любовь, а в связи с ней и ощущение легкости и беззаботности, пусть даже в столице "тоталитарного режима".

Как сладко время одурачить
Школярской следуя привычке,
И вдруг свидание назначить
Любезной пушкинской калмычке…
…………………………………………

… Лишь я могу освободиться
И распрямиться, как пружина,
И волю чувствовать в столице
Тоталитарного режима…

Мир фантазии создает образ домового ("Домовой") или заставляет лирического героя представить самого себя колдуном ("Колдун").
Действительность входит в стихи днем Победы у Александровского сада, воображение — загадочным счастьем шагаловского парения ("А я, — желаю счастья! — встречным / Орал и над землей парил") или художественными образами в стихотворении "Пророк".
Это стихотворение можно отнести к таким же хрестоматийным, как и "Пророк" Пушкина, поскольку в нем обозначена высшая миссия служения людям, даже если эти люди жалкие и падшие. Снижение образа лирического персонажа оправдано здесь пониманием народа, стремлением быть вместе с ним. Ведь приносить пользу обществу может только тот, кто познал его изнутри и проникся единой с ним горечью.
В "Песне скорбных душой" (1983 г.) с особой поэтической силой проявляется гражданская позиция: переживание за людей, загипнотизированных лозунгами "застойной" власти. В полиметрическом стихотворении "Тридцать седьмой трамвай" (1992-2003-2005) со всей болью передано ощущение замкнутости непреодолимого круга, безысходного "движения вспять". Это касается как самого города (Москвы) с воспоминаниями о самиздате, о снесенных домах умершего Арбата и доме, "где в первый раз… Галича пропели", так и внутреннего состояния поэта. Полиметрия в этом стихотворении — то есть смена размера и ритмики строф — художественный прием, подчеркивающий попытку вырваться вперед в своих упованиях относительно судьбы России. Но в заключительной строфе трехстопным амфибрахием аккумулируется отчаяние неосуществленных ожиданий. А Россия ассоциируется с чеховской Каштанкой, вызывающей боль и сочувствие:

…Фонариков светы косые
Не могут пробить снегопад.
Каштанка, Каштанка, Россия,
Зачем ты вернулась назад?

Такие стихи могли быть написаны раньше только "в стол". Во многом они актуальны и сейчас, когда настало время свободного выражения мыслей, а значит, время надежд.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.