Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 11 (151), 2017 г.



Ольга МИХАЙЛОВА



ТРИ рассказа
 
ПОЗА СЧАСТЬЯ

Хорошо сидеть на огромном, словно слон, сером валуне Маякамяэ. Забраться на его спину по лестнице, потом так же спуститься. Я не спешу и сижу по-турецки (на спине камня-слона!), испытывая счастье.
Слева что-то блеснуло: секундная вспышка света — солнышко попало на стекло. Кто-то хочет запечатлеть фигуру человека, счастливчика, который опередил всех и теперь блаженно улыбается, отвернувшись в сторону моря. Ой, а это я и есть — с улыбкой, как говорят, до ушей. Я приехала сюда ранним утром, чтобы застать засидевшийся в гостях туман. Но не вышло — он рванул из нашего залива за лесок, к озеру.
Мой фотоаппарат лежит рядом, тоже счастливый, потому что ему не пришлось снимать сырую туманную сущность. Вместо этого он глядит своим большим круглым глазом объектива на море, оценивая цвета и силу дополуденного света. Мы любим море, мы оба мечтатели. И чайка, что с гортанным криком пронеслась мимо…
– Ты тоже мечтаешь присесть на этот камень? — я кричу ей вслед.
У нее много таких камней, а у меня один. И сейчас я загадываю желание — однажды приехать сюда и остаться: в задумчивости бродить вдоль моря, спорить с чайкой за место на камне, смотреть на море через ромбики натянутой рыбацкой сети, сидеть на лодке, только-только вернувшейся с моря, навещать маяк и убеждать его в том, что он все еще нужен кораблям.
Камень-слон вздохнул. Я замерла — что изменилось с этим вздохом? Ничего, мне почудилось. Или?.. Я тоже вздохнула — сказки, легенды оживают здесь на каждом шагу и прячутся за такими вот валунами. Маякамяэ — долгожитель, пришедший на эту землю с ледником. Он знает множество разных историй, потому что был им свидетелем. Не удивлюсь, если у него есть своя собственная история-легенда. Посижу, послушаю — вдруг он разоткровенничается.
А еще легенды таятся в кронах корабельных сосен, раскачиваясь вместе с ними на ветру. Ветер тормошит сосновые иголки — одну за другой, одну за другой, а вместе с ними перебирает и легенды — какую почитать на этот раз, какую рассказать там, куда он унесется завтра?
Но я и сама могу придумать сказку и непременно со счастливым концом. Уже придумала, а ветер все ищет...

Я сижу дома на коврике в позе счастья, закрыв глаза. Я счастлива, потому что мои мысли там — они всегда проворнее нас, людей. Вскоре и я направляюсь за ними, к моему Маякамяэ.



ТУМАН

Вы когда-нибудь пробовали забрать с собой чуточку тумана? Просто положить в карман украдкой ото всех и принести домой. А потом доставать его…
Однажды мы попали в туманную гущу — я и все, кто ехал на автобусе в сторону Пирита. Нагрянув с моря, туман моментально поглотил город. То же случилось как-то и в Кясму: я наблюдала вероломное нашествие седовласого странника — залив просто исчез в белесой завесе.
Мы сидели на бревнах, любуясь морем, а часов в десять, как по команде, побежали кто за чем: кофты, ветровки, пледы — все пригодилось. То ли с моря потянуло, то ли лес задышал часто-часто. А утром…
В Кясму остановился туман — унылый, ворчливый. Думали, что задержится на денек, куда там. Накинув истрепанный флотский бушлат, он пришвартовался у нас конкретно. Мы поняли это по установившейся гулкой тишине: наши голоса терялись в туманных дебрях, эхо сгинуло вообще. Сколько ни уговаривали, он гнул свою влажную линию: замутил воды залива, испортил мои ботинки, взлохматил щенка и загнал его под лодку — у того только нос и торчит. Щенок долго не выдерживает и, едва не сбив кого-то из нас с ног в тот момент, когда мы топчемся на пороге и в шутку толкаем друг друга — кто последний, того ущипнет туман, он первым забегает в дом и скрывается под диваном.
Туман наши заботы не волнуют. Он стелется над камнями и лижет их поверхности, и чайки соскальзывают с полированного глянца. Одна надежда на ветер, у того не забалуешь. Прогонит он сырое недоразумение, не в первой: просушит поверхности камней — валуны скажут ему "спасибо", птицы зацепятся за его воздушные крылья и закрутят карусель. А пока они вскрикивают, сталкиваясь друг с другом, оброненные ими перья прилипают к погрустневшей воде. Все загипнотизировано туманом. Мы его заложники — пьем чай дома. Незваный гость нахально заглядывает в окна, но ему никто не откроет.
Тявкнул щенок, вылез из-под укрытия и вытянул мордочку, навострил уши. Перемены? Мы переглянулись: "Ветер".



ТУМАН КРАДЕТ МЫСЛИ

"Как быстро темнеет… И сразу холодно", — я поежилась.
– Оно и понятно — конец лета.
– Ты о чем? — не понял он.
– Зачем так гнать?
Он пожал плечами — вот и поговорили.
"Наверное, еще и перегрелась".
По обе стороны дороги над взопревшей землей всплывал туман. И нельзя было разглядеть, что под ним — луг, камышовые заросли или целая деревенька. Солнце зашло, и природа стала готовиться ко сну — все стихало. Но горизонт еще красовался розовато-желтым, наслаждаясь своим превосходством. Да, это было кульминационное событие дня — солнечное действо-закат. Верхушки елей, как нарисованные углем скетчи — их четкие контуры, переходящие-растертые в некий темный фон, притягивали к себе внимание. А туман, полноправный хозяин, обволакивал, и тонуло в нем все живое.
И вот ночь уже господствует. Сегодня ожидается обильный звездопад. Там, в недрах Метагалактики, хранящей невероятный по своим масштабам пласт для научных изысканий и романтических мечтаний, носится метеорный поток — только и загадывай желания! Но он нам не виден — для этого нужно рвануть в самую темень, где ни огонька рядом. А мы окружены светом: вдоль дороги ее верные спутники — прямоспинные фонари. Они тупо выполняют свою работу.
Каждый вновь замеченный туманный сгусток вызывает эмоциональный всплеск:
– Туман! Давай остановимся.
– Нечего там делать. Дорога дальняя, а мы еще и половину пути не проехали, — он уверен в том, как и что в жизни правильно.
– Нужны фотографии… В спешке луг сегодня не сняла, — сетую я и тут же: — Гляди, какой туманище!
Наверное, это его достало. Мы почти пролетели участок, прикрытый белесым охранителем: замелькал строй деревьев — сплошная чернота. Он съехал на обочину и затормозил, немного резковато. Но я уже отстегнула ремень, рванула в обратную сторону, ощущая на себе разные взгляды и угадывая разные слова. Он тоже что-то крикнул вслед, ну и пусть, все равно не объяснить. Навстречу — вереница прохожих автомобилей, и в эту минуту наши пути не совпадают. Строевым маршем они стремятся в цивилизацию, как и он. Они подражают фонарям — от них тоже идет свет, но эти огни… да ничего они не значат. Меня тянет к озеру, туману — подальше от цивилизации, от него и этих с глупыми мордами и глазищами-фарами.
"Почему никто не останавливается полюбоваться туманом? Это же так… — я не сразу подобрала слово. — Круто!"
Могущественная власть природы, легенды и еще что-то непостижимое… — тайна — до дрожи в коленях, до мурашек.
"Ну вот, есть несколько снимков. Нет, мало".
Спускаюсь с обочины дороги — шаг, другой…
"Чуть поближе", — гонит меня мысль.
"А что там делает ворона? Сидит, не шелохнется. А это вовсе не ворона — куст. А что за куст?"
Туман уже касался щиколоток, колен, хватал за кисти рук, и я забыла о фотоаппарате и шептала: "Сюда, сюда".
Словно завороженная, я могла лишь повторять про себя считалочку своего сердца — туман поглотил мое дыхание. Ощущение — будто подглядываешь в замочную скважину, но на самом деле ты уже там и пытаешься отыскать себя среди тумана, нащупать что-то осязаемое для опоры. Вспомнилась Алиса, которая очутилась в стране чудес. Однако меня ожидали чудеса сомнительного характера.
"Зябко-то как!"
В тумане все остывает — загадочное природное явление.
– Ну хватит, пропадешь в своем тумане или ноги переломаешь, — я отвлекаюсь на голос — слух пока в норме.
– Не известно, что там, — дернув за руку, он одновременно выдергивает меня из облака и размышлений, прерывая будоражащий поток впрыснутой в кровь дозы адреналина.
– Туман крадет мысли…
Он отмахнулся — эта тема его не интересовала. А я уже все решила — пусть только наступит завтра.
Чуть утро следующего дня коснулось моей щеки, я помчалась обратно — сонная и встревоженная. А вечером — тропинка, опушка и, наконец, цветастый луг в палантине предзакатных теплых тонов. Но вот солнце ушло, картина резко изменилась, и начался отсчет — потянуло холодком, а за ним и туман стал подбираться к лугу, ко мне. Ближе, ближе…
Туман украл мои мысли.

* Фото из архива автора



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.