Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 10 (150), 2017 г.



Евгений СТЕПАНОВ



ИЗ КНИГИ "ЛЮДИ ИСТОРИИ. ИСТОРИИ ЛЮДЕЙ"



Евгений Степанов — литератор, кандидат филологических наук, издатель. Родился в 1964 году в Москве. Окончил факультет иностранных языков Тамбовского педагогического института и аспирантуру МГУ им. М. В. Ломоносова. Автор книг стихов, прозы, многих публикаций в периодике. Живет в Москве.



ЯШИН

В 1989 году я познакомился с выдающимся вратарем, поистине прекрасным человеком — Львом Ивановичем Яшиным. Я делал с ним интервью для газеты "Семья", где тогда работал. Говорили мы в основном о проблемах детства, о благотворительности спортсменов. Но расспрашивал я легендарного человека и о многом другом.
Вот некоторые фрагменты нашей беседы.
— Лев Иванович, о Вас ходит много самых разнообразных легенд. Одна из них о том, как Вы в Южной Америке заработали кучу денег, а потом их пожертвовали. Было такое?
— Было. В шестидесятых годах пригласили меня на юбилейное торжество в Бразилию. На телевидении, прямо в студии, установили футбольные ворота. Приехали многие голкиперы. И среди них организовали конкурс: кто меньше пропустит мячей с одиннадцатиметрового удара. Приз — большая денежная сумма. Ну, я и выиграл этот конкурс, а деньги передал одному из местных детских домов.
— О Ваших спортивных достижениях поклонники знают, наверное, все. И сколько раз Вы становились чемпионом страны, и сколько пенальти отразили. Знают даже о том, что Вы — один из немногих советских спортсменов, которые награждены орденом Международного олимпийского комитета. Но вот о Вашей личной жизни информации меньше. Например, по "агентурным" данным нам стало известно, что Вы — страстный садовод-любитель, заядлый огородник...
— Я?.. (Лев Иванович от души смеется. — Е. С.) Я бы Вам посоветовал уволить всех Ваших "агентов". Меня в огород на аркане не затащишь. А вот рыбалка — это дело другое!
— А где Вы ловите?
— Чаще всего езжу на Истринское, Можайское водохранилища. Но не только туда. Рыбачу везде, где есть хоть самый небольшой водоем. На донки, спиннинги ловить не люблю. Предпочитаю обыкновенную удочку. А на мормышку ловлю зимой. Очень это увлекательное занятие — рыбалка. Мы с моими старыми заводскими друзьями — Мишей Голуновым, Витей Оболиным, Толей Напольновым, которые до сих пор работают на заводе в Тушине, частенько выбираемся на природу, чтобы отдохнуть от нашего суматошного, суетного и, прямо говоря, немножко бестолкового мира.
— А на газеты, кино у Вас остается время?
— Времени катастрофически не хватает. Ведь я, хоть и на пенсии, но продолжаю работать тренером-консультантом ЦС "Динамо". А это — постоянные встречи с молодежью, футболистами наших динамовских команд, которых у нас две сотни. Успеваю, пожалуй, только прочитать газеты да телевизор иногда посмотреть.
— А книги? Какие из последних прочитанных книг Вам запомнились?
— Если честно, то ничего такого уж шибко потрясающего я в последние годы не прочитал. Отдаю предпочтение классической литературе, очень люблю мемуары. Особенно воспоминания наших великих маршалов (Жукова, Рокоссовского...) о Великой Отечественной. Может быть, оттого, что я — дитя войны, знаю о ней не понаслышке.
— В Вашей жизни было немало прекрасных мгновений. Какое-то из них наверняка врезалось в память особо. Расскажете?
— В далеком 1956 году возвращались мы с победной мельбурнской Олимпиады. До Владивостока доплыли теплоходом, а дальше через всю страну — поездом. И вот на одном из забайкальских полустанков ввалился в наш вагон старик в тулупе с заиндевелой бородой и спрашивает: "А кто здесь Яшин?" Оказалось, что он пешком прошел десятки верст зимней дороги до станции и принес в холщовой торбе большого вяленого омуля. "Отведай, — говорит, — сынок, с ребятами, и спасибо тебе за все!" Я, знаете ли, человек далеко не сентиментальный, но тогда даже прослезился и на всю оставшуюся жизнь запомнил человека, ставшего для меня олицетворением тех, для кого всю жизнь играл в футбол.
Больше мы со Львом Ивановичем не встречались. Но голос его на моих старых диктофонных кассетах сохранился. Я их берегу.



ГЛАЗУНОВ
 
I

Несколько лет назад (29.07.2012) я был на защите дипломов в Академии Ильи Глазунова, царство ему небесное. Вел там записи.
Защищается молодой художник.
Говорит И. С. Глазунов:
— Важно, чтобы это был не этюд, а поэзия. Как поэзия Пушкина, Фета, Тютчева…
И рамы у Вас плохие. Очень важно — уметь выбирать рамы.



II

И. С. Глазунов:
— Искусство — это Ваше оружие. Теперь Вы должны завоевывать мир. Иначе мир завоюет Вас. И будете шофером такси.



III

И. С. Глазунов:
— Вам надо учиться конкурировать с фотографией.



IV

И. С. Глазунов:
— Важно уметь воздействовать на чувства людей. Тогда они будут реагировать на Ваше искусство. И, может быть, купят Ваши картины…



V

Обедал однажды в компании с И. С. Глазуновым. Он, конечно, был очень артистичен. Говорил то по-французски, то по-английски, то по-испански.
Спрашивал у меня, как правильно произнести отдельные французские слова. Но говорил хорошо, бойко.
У него было прекрасное чувство юмора, отличался самоиронией.
Превосходно знал историю. Имел великолепную память.
Ненавидел Ленина и Сталина.
На прощание обнял меня, поцеловал и сказал: "Слава России!"



VI

Глазунов хотел меня женить. Нашел мне невесту.
Но я отказался.



VII

Глазунов ушел. Глазунов остался.

2017



ЛЮБИМОВ

В 1988 году я делал интервью с Юрием Петровичем Любимовым для газеты "Семья", где тогда работал. Помог мне его организовать Николай Николаевич Губенко, который тогда был с Маэстро еще в дружеских отношениях.
Любимов в тот год ставил пушкинские "Маленькие трагедии". Я попросил у Юрия Петровича разрешения бывать на репетициях. Он согласился. Хотя пускали на них, по-моему, просто всех желающих. Я ходил то один, то вместе с замечательной художницей из Одинцова Сашей Серединой. Я просто смотрел и слушал, а Саша, точно заядлая журналистка, все записывала. Вот несколько строчек из Сашиного дневника.



Юрий ЛЮБИМОВ
 
О БЕСАХ И СОБАКАХ

За границей я хотел ставить "Бесов", "Собачье сердце". Приехал в Москву — кругом одни бесы и собаки. Ставить не хочется. Зачем повторяться?



О СТАЛИНЩИНЕ

Если мы поставим спектакль по забытой поэзии Пастернака, Ахматовой, это будет уже против сталинщины.



О ПЕРЕСТРОЙКЕ

Довели страну до того, что накормить нечем.



О ТЕАТРЕ БРЕХТА

Театр Брехта — отойти от личности. Но чтобы отойти от личности — надо ее иметь.



СОЛОУХИН

С Владимиром Алексеевичем Солоухиным, царство ему небесное, я несколько раз разговаривал по телефону. Когда работал обозревателем в "Крестьянской России", просил писателя об интервью, предлагал выступить на страницах нашей газеты с публицистикой или художественной прозой.
Владимир Алексеевич всегда отнекивался:
— Да я и не понимаю ничего в нынешней деревне, не пойму, что, вообще, творится в мире. Но Вы мне звоните, не забывайте!
Это говорил один из лучших писателей-деревенщиков, один из самых мудрых людей, живших когда-либо на земле.
Всем нам, болтливым литераторам, — пример скромности.



ДУБЕНСКИЙ

Сотрудничая в начале девяностых с ежемесячником "Совершенно секретно", я неоднократно готовил материалы к публикации в соавторстве с милейшим человеком Богданом Андреевичем Дубенским. Мы с ним даже как-то ездили вместе в командировку в город Иваново, где брали интервью у одной из героинь газеты...
Богдан Андреевич охотно делил меня своими беседами, рассказывал о своей дипломатической работе в Греции, Норвегии.
— Не раз афинские газеты, — вспоминал не без законной гордости Богдан Андреевич,  — писали о том, что молодой дипломат Дубенский присутствовал на званном ужине (не помню уже каком. — Е. С.) с неподражаемо-красивой женой...
Когда же я спросил у коллеги-журналиста, где он учился дипломатическому искусству — Богдан Андреевич, удивив меня, ответил, что закончил физкультурный институт.
При этом он как-то загадочно улыбнулся.
Когда меня пригласили перейти в штат "Совершенно секретно", Богдан Андреевич уже работал там начальником отдела кадров. И трудовую книжку у меня принимал именно он.
...Спустя годы я прочитал книгу Кристофера Эндрю и Олега Гордиевского "КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачёва". Там были указаны имена советских резидентов в различных странах. В частности, в этой книге оказались перечислены наши резиденты в Норвегии. Я не поверил своим глазам, когда прочитал: "Резиденты КГБ в Осло. Богдан Андреевич Дубенский 1957 — 1962".
Честно говоря, я очень горжусь, что сотрудничал с резидентом. Мало у кого были такие соавторы...



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.