Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 09 (149), 2017 г.



Александр Вепрёв.
"Верлибров лаборатория: Верлибры в верлибрах, вепрлибры, афористические верлибры"



М.: Издательство Евгения Степанова, книжная серия "Авангранды", 2017

Александр Вепрёв представил в своей новой книге циклы верлибров и наглядно продемонстрировал, что новое — это хорошо забытое старое. Помните знаменитые "Александрийские песни" Михаила Кузмина? Это был цикл верлибров. Еще на память приходят верлибры Нобелевского лауреата Сен-Жон Перса. Перс тоже писал верлибры циклами, часто — очень объемными. В общем и целом, невзирая на разность стилистики у вышеупомянутых поэтов, возникает ощущение, что верлибры лучше всего воспринимаются во множестве, объединенные общей художественной задачей. И, конечно, молодец Александр Вепрёв, продолжающий в XXI веке эту славную традицию. Он выработал свой собственный стиль, солирующий в его циклах. Шутливо и остроумно некоторые из них назвал "вепрлибрами". Вепрлибры чем-то напоминают мне стихотворения в прозе Бодлера и французских символистов. Ближе всего они, пожалуй, к "Песням Билитис" друга Оскара Уайльда Пьера Луиса. Но поэзия в них — фирменная, вепрёвская. И, наверное, самое притягательное в этих стихах — то, что не виден, не выпирает наружу, подобно мебели Собакевича, художественный прием, при помощи которого поэт достигает своей цели. И это настоящее чудо: приема нет, а поэзия — есть!
Верлибры Вепрёва — это всегда рассказ с необычным и неожиданным ракурсом зрения. Порой поэт не начинает сразу же с главного, формообразующего, объединяющего пространство, чудодейственного, "центрального" образа, а постепенно приходит к нему через жизнь своих героев. Как, например, это происходит в цикле "Картофельное солнце". Вепрёв живет у самого синего моря; ему не нужно, подобно Михаилу Кузмину, ехать в далекий Египет для пробуждения своих фантазий. Надо только выше поднять голову. Повествования Александра Вепрёва романтичны; он много пишет о метаморфозах, видениях, предчувствиях, длящихся мгновениях. В них есть наполненность жизнью, объем бытия. Вепрёв — еще и художник, и фотограф. Свежий, не замыленный, "ответвленный" взгляд — его "коронка". Вепрёв опоэтизировал Сочи, город-герой его верлибров, в котором сбываются самые невероятные мечты и желания.

Тихие волны шумели,
                        накатываясь на берег,
чайки кричали, их крик невозможно было
                                    не услышать,
потому что чайки — это морские
                        романтические птицы,
или потому что я прогуливался
            по набережной возле самого
                                    Чёрного моря…

Стиль Александра Вепрёва необычен тем, что пролегает между лирикой и эпосом, черпая и от того, и от другого. Эпичность появляется именно в циклах верлибров. Вместе с тем, несомненно, это чистейшая лирика, которая широко использует рефренность. Александр Вепрёв рисует жизнь… в момент вечности. У него в стихах много реальной жизни, в которой подмечено и схвачено мгновение, растущее одновременно в вечность, которая позади, и в вечность, которая впереди нас, живущих здесь и сейчас.

Существует распространённое заблуждение, что для написания верлибров требуется меньше мастерства, нежели для создания рифмованных стихов: без рифмы одной задачей становится меньше. Это одновременно и так, и не так. В каком бы жанре ты ни писал, требуется отменное владение языком. Скажу больше: если автор прекрасно владеет языком, не ошибается в выборе синонимов, говорит вкусно и глубоко, я готов "простить" ему любое несовпадение во взглядах на окружающий мир. Поэт Александр Вепрёв, на мой взгляд, обладает и вкусом, и мастерством, позволяющим ему решать самые серьезные литературные задачи. Порой у меня даже возникает ощущение, что Вепрёв в своих текстах "эстетствует". Его описания женских украшений и драгоценных камней завораживают. Они остроумны и гармонично вплетаются в сюжет. Некоторые фразы ("лицо предпринимательской национальности"; "жизнь тоже хотела жить" и др.) готовы стать крылатыми. Читая Вепрёва, я начинаю понимать преимущества верлибра. Верлибрист может не заботиться в длине слова; ему не нужно "впихивать" длинношеее слово в прокрустово ложе ритма и метра. В добрый путь, "Лаборатория верлибров"! И, в заключение, немного философии от Александра Вепрёва.



1

Зло начинается с Добра.
Зло начинается с Жалости.
Зло начинается после Зла



2

Добро начинается с Жалости.
Добро начинается со Зла.
Добро начинается после Добра



3

Жалость начинается после Зла.
Жалость начинается после Добра.
Жалость начинается с Жалости.

Александр КАРПЕНКО

.



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.