Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 09 (149), 2017 г.



Александр Тимофеевский
"Я здесь родился"



М.: Издательство Евгения Степанова, книжная серия "Авангранды", 2017

Бывает так, что известность поэта — заслуженная, но несправедливо однобокая. Когда мы говорим об Александре Павловиче Тимофеевском, в памяти неизменно всплывают веселые строчки из песенки крокодила Гены. Популярнейшая песенка невольно вытеснила из обихода другие грани дарования знаменитого поэта. И Евгений Степанов, издатель и редактор новой книжной серии "Авангранды", помогает нам раскрыть широту поэтического таланта этого необыкновенно разностороннего человека. Как вы, наверное, уже догадались, Александр Павлович Тимофеевский — не столько детский, сколько глубокий, оригинальный "взрослый" поэт.
Книга "Я здесь родился"" с первых же строк захватывает неким почвенным, патриотическим мотивом, прозвучавшим уже в названии. Любовь к родине, малой и большой, у поэта — объемная, горькая, полынная. При этом Александр Тимофеевский, свидетель железного века, всегда отделяет родную страну от государства, которое, по недоразумению, носит то же имя.

Стоит березонька во ржи
В краю, где отчий дом.
И чертят в небе чертежи
Стрижи перед дождем.
Забудь про этот край. Покинь!
Не поминай родства.
На самом деле там пески,
Полынь. Разрыв-трава.

И повсюду у него Москва — знакомая, заветная, с рождения ставшая частью души. Дождливая Моховая, Мерзляковский переулок, Каланчёвка, Строгино, Мневники, Сокольники, Ордынка, Таганка, Садовое кольцо — все эти места любимы как москвичами, так и гостями столицы. "Аборигену" Москвы, Александру Тимофеевскому присущи лиризм и чувство юмора. А порой у него проскальзывают и элементы хулиганства, неуемности души, отчаянной жажды жить. Из стихотворений давних лет в книгу "Я здесь родился" вошли стихи, актуальность которых со временем не убывает. Наоборот, она с каждым годом только возрастает. Например, стихотворение "Примета времени — молчанье".

Примета времени — молчанье
Глубоких рек, земли мельканье,
Ночей кромешных пустота
И дел сердечных простота.
Как обесценены слова,
Когда-то громкие звучанья
Не выдержали развенчанья.
Примета времени — молчанье.
Примета времени — молчанье,
Предпраздничная кутерьма,
Ноябрьский ветер, злой и хлесткий,
Бесчинствует на перекрестке,
Стоят, с тоски оцепенев,
И не мигают светофоры,
По главным улицам страны
Проходят бронетранспортеры,
Проходят танки по Москве,
И только стекол дребезжанье,
Прохожий ежится в тоске.
Примета времени — молчанье.
Мысль бьется рыбою об лед
И впрямь, и вкось, в обход, в облет.
И что ж? Живой воды журчанье
Сковало льдом повсюду, сплошь.
Мысль изреченная есть ложь.
Примета времени — молчанье.

Автор вводит в свою поэтическую речь цитату из Тютчева. И, конечно же, вспоминается знаменитая пушкинская ремарка из "Бориса Годунова" "народ безмолвствует". Стихотворение Тимофеевского тревожно. Молчание призвано скрыть несовершенство мира. Люди молчат "в пику" лживым и трескучим речам вождей. Танки и бронетранспортеры, грохочущие по Москве, производят апокалиптическое впечатление. Неужели — это об августовском путче 1991 года? Но стихи датированы 1959-м годом, и танки в Москве — просто репетиция военного парада. Тимофеевский часто творит мир НЕНАЗЫВАНИЕМ вещей, событий и предметов. И его эстетические пристрастия порой ставят меня в тупик. Казалось бы, за что коренному москвичу, аборигену, так сильно не любить храм Василия Блаженного? Загадка. И успешно ее разрешить можно разве что лично пообщавшись с поэтом. Стихи ответа на этот вопрос не дают. Скорее всего, это что-то мистическое, навеянное ужасом Лобного места. У Тимофеевского много мистических стихотворений. Мистика соприродна его поэтическому дару. Читая Александра Тимофеевского, понимаешь, что разная эстетика может базироваться на одних и тех же стихотворных размерах. Только у Тарковского это будет с первой до последней строки Тарковский, а у Тимофеевского — Тимофеевский. Древние поэты вообще использовали в основном гекзаметр. Но надо быть глухим, чтобы не отличить, скажем, Гомера от Лукреция. В книге "Я здесь родился" нет "проходных" стихов. Посмотрите, какие прекрасные стихи написал Александр Тимофеевский в восемьдесят два года. Молодость души неистребима, и возраст ей не помеха.

Мы опять говорим не о том.
Осень вышла внезапно из леса
И рассыпалась ржавым листом,
И скрипит под ногами железом.
Нам себя же придется винить,
Если вдруг мы на осень наступим.
Я тут Богу хотел позвонить,
Говорят, абонент недоступен.
Мимо нас все на скейтах бегут,
Так торопятся, видно, им к спеху.
Где-то празднуют, слышен салют,
И по парку разносится эхо.
Но когда те пойдут на войну,
А другие пойдут в магазины,
Мы с тобой соберем тишину,
Как грибы, и уложим в корзину.

2015

Александр Павлович Тимофеевский не был диссидентом, не эмигрировал, не критиковал политику правящей партии. Вместе с тем, в его поэзии подспудно звучит мощная нота противодействия коммунистическому режиму и соцреализму как творческому методу, обязательному для исполнения. Не удивительно, что стихи Тимофеевского до перестройки писались "в стол", а сам он работал сценаристом и редактором в мультипликации. Самое удивительное в поэзии Тимофеевского — ее первородство. Сколько ни читаешь его стихи, не находишь "хвостов" из творчества других авторов. Искренность в сочетании с магией слов, мажор и минор бытия, какая-то огромная и всеохватная свобода слова и дела — вот портрет души этого замечательного поэта. "Поэзия Тимофеевского, — пишет критик Данила Давыдов, — нацелена на поиск некоторых общих закономерностей бытия. Тимо-феевский оперирует разными уровнями смысла и на разных уровнях может быть прочитан; он не очень удобен для встраивания его в какую-либо тенденцию, однако именно это и делает его поэзию — несмотря на принципиальную ”немодность” — очень современной".
Лучше поздно, чем никогда. "В закрытое окно России не достучавшийся поэт", — так говорил о своей поэтической судьбе Александр Тимофеевский. Но прижизненная слава до него достучалась. Правду говорят, что в России поэт должен жить долго.

Александр КАРПЕНКО



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.