Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 09 (149), 2017 г.



Евгений СТЕПАНОВ



ВИЦИН, НИКУЛИН, МОРГУНОВ
 
*  *  *

Миллионы людей в нашей стране выросли на гениальных фильмах Леонида Гайдая. Фразы из его картин стали крылатыми. Вспомните хотя бы легендарное — "Кергуду? Бумбарбия!" Казалось бы — тарабарщина, несуразица. Однако всем все понятно и смешно. Гайдай открыл непревзойденную комическую троицу — Вицина, Никулина, Моргунова. Без работ этих актеров невозможно представить отечественного кинематографа, нашей культуры в целом.
Слава Богу, нашелся в России энтузиаст, который решил все, что связано с Вициным, Никулиным и Моргуновым, сохранить, сберечь. Этим человеком оказался Владимир Цукерман, создатель и директор Музея трех актеров.



ПАВШИНО

Есть недалеко от Москвы станция Павшино. Здесь в обычном хрущевском доме, в скромной однокомнатной квартирке выпускник режиссерского факультета Щукинского театрального училища, конферансье и клоун по профессии и романтик в душе Владимир Цукерман хранит свои богатства. И не только хранит — показывает всем желающим, не скрывая собственного восторга.
— Это "хобби" появилось у меня в восемь лет, — начал беседу Владимир, когда я приехал к нему в гости в 1998 году. — Просто актеры мне очень понравились. И как только я посмотрел фильм "Пес Барбос и необычный кросс", решил посвятить свою жизнь этим выдающимся артистам. А потом мобилизовывал всех детей округи, своих сверстников — они собирали для меня газеты, где упоминались мои любимцы, делали соответствующие вырезки, продавали мне фотографии. Когда я начал работать, то мое увлечение приобрело некую материальную базу. С первой получки я купил за тридцать рублей портрет Юрия Владимировича Никулина. Потом приобрел многие другие экспонаты. Когда я познакомился с артистами, собирать коллекцию стало легче. Они подарили мне много уникальных вещей.
Прошли годы. Страсти своей я не изменил. Занимаюсь этим делом и поныне. С начала моего увлечения прошло тридцать с лишним лет. (Теперь уже пятьдесят. — Е. С., 2017.)



МУЗЕЙ

Каковы же достижения Владимира Цукермана?
Во-первых, Музей есть! В нем ни много ни мало — пятнадцать тысяч экспонатов. Самых разнообразных. Объемные папки и альбомы с фотографиями, автографами. Бутылки с алкоголем (в Ереване выпустили водку с наклейкой, напоминающей о кадре из фильма "Самогонщики"), чашки, кружки, календари, визитки, значки, портреты актеров, статуетки... И многое-многое другое. Есть и особенные реликвии. Например, клоунский костюм Юрия Никулина, его легендарные манежные ботинки. Кстати говоря, на одном из ботинков надпись — "Мой левый — любимый. Юрий Никулин".
И еще об одном богатстве Владимира Цукермана хочется сказать. Все эти годы он собирает различные истории, смешные и не очень, о жизни своих любимцев. Небольшая толика этих историй (тысячная доля из собранного!) вошла в крошечную книжечку "Байки", которая увидела свет в 1996 году.
Некоторые из них, а также ранее неопубликованные, с любезного согласия Владимира Цукермана я предлагаю вашему вниманию.



ИСТОРИИ ОТ ЦУКЕРМАНА
 
 
*  *  *

В "Бриллиантовой руке" кроме Никулина снимались его жена и сын Максим. Татьяна играла небольшую роль руководителя группы туристов, а сын — мальчика с ведерком, которого "Граф", то есть артист Андрей Миронов, встречает на острове.
Максим Никулин с энтузиазмом принялся за съемки, но когда его двадцать раз заставляли репетировать одно и то же, а потом начались дубли, в которых Миронов бил его ногой и сбрасывал в воду, стал роптать. Он подходил к отцу и тихо спрашивал:
— Папа, скоро они кончат?
Они — это режиссер и оператор. А получалось так, что Максим почему-то "вываливался" из кадра, к тому же его игра не нравилась. Был момент, когда Миронов только замахивался, а Максим уже падал в воду. Эпизод выглядел неестественно.
Так сняли семь дублей. Наконец Гайдай сказал:
— Верю! В следующем дубле Миронов не будет бить Максима, а просто пройдет мимо.
А Миронову Гайдай шепнул: "Бей посильнее!"
Максим спокойно нагнулся с удочкой и внезапно получил сильный пинок. Упал в воду, чуть не плача:
— Что же Вы, дядя Андрей!



*  *  *

Как всегда геройски, находчиво держался Моргунов и в том трагическом моменте, когда в фильме "Кавказская пленница" ему (его герою) делали укол в мягкое место громадным ветеринарным шприцем, рассчитанным только на слона. Бывалый в этот момент даже не поморщился. Кололи его и впрямь в мягкое место — в подушку, что лежала между ногами. Для большего эффекта шприц раскачали. Это было идеей Вицина.



*  *  *

Шприц в подушке — это не единственный момент, когда разыграли зрителей. Нас, зрителей, провели еще в одном постельном эпизоде. В том месте, когда Балбес лежит и, не сгибаясь, чешет себе пятку. Неужели у Юрия Никулина такая длинная рука? Да нет, обычная. Просто под одеялом был спрятан лилипут.



*  *  *

Вячеслав Михайлович Молотов, будучи на пенсии, вспоминал, как однажды его подвез на автомобиле Юрий Никулин.
"На обочине он увидел меня, и мое лицо показалось ему знакомым. Подъехав ближе, он узнал меня и предложил подвезти до дома. Прощаясь с артистом, у своего дома, я сказал: “Внуки не поверят, что меня довез до дома сам Юрий Никулин!”"



*  *  *

Летел как-то Моргунов над Америкой. Переводчик похвастался:
— Сейчас мы пролетаем над Мертвым озером. Там много соли, такого у вас нет.
— Озеро используется? — серьезно спросил артист.
— Нет, оно же соленое.
— А у нас бы использовалось. Вот вам рецепт. Побросайте туда побольше помидоров и огурцов, через две недели выньте. Всю страну обеспечите соленьями.



*  *  *

Моргунов сказал журналисту:
— Я сейчас пытаюсь ставить новый фильм. "Му-му". Хочу также сыграть главную роль. Но боюсь, что не справлюсь, потому что мой учитель — Сергей Герасимов...



*  *  *

Ирония судьбы. В сорок восемь лет Вицин играл в фильме "Женитьба Бальзаминова" двадцатисемилетнего молодого человека. А в фильме "Максим Перепелица" играл деда Мусия, который был по сценарию старше его на тридцать лет! Одновременно играл десятиклассника в пьесе Виктора Розова "В добрый час".



*  *  *

Самое интересное, что Вицин не пил и не курил, но по сыгранным ролям представляется зрителю как беспробудный пьяница. Его много раз останавливали на улице:
— Третьим будешь?
— Я всегда бываю четвертым, — отвечал он, — такова концепция.
При слове "концепция" приглашающий, как правило, тушевался.

P. S. Конечно, музей в маленькой квартирке — тоже музей. Однако, чтобы он функционировал более полнокровно, необходимо приличное помещение. Не сомневаюсь, что замечательные актеры, а также мы, зрители, почитатели их таланта, этого вполне заслужили.

1998 — 2017

.



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.