Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 08 (148), 2017 г.



Людмила Колодяжная.
"Дерево у обрыва"
Стихотворения 1997-2016
с эпиграфами из строк Райнера Рильке



М.: Вест-Консалтинг, 2016

Давайте закроем глаза и представим себе какое-нибудь дерево. Какое оно — большое и маленькое? Могучее или согбенное? Глядя на него, мы можем предположить, как складывались обстоятельства, в которых оно росло, с какими трудностями сталкивалось. Эти сложности мы можем соотнести с событиями из нашего существования.
Образ дерева в культуре непосредственно связан с человеком и его жизнью. Этот образ зачастую используется людьми, чтобы донести до других особенности своего самочувствия. Вот и Людмила Колодяжная в оформлении своей новой книги использовала образ дерева как символа человеческого бытия. Обращает на себя внимание то, что дерево вцепилось корнями в скалу. У него нет опоры, оно как будто сползает в пропасть, еще чуть-чуть — и повиснет в воздухе. Это ли не ярчайший символ одиночества?
Сиротство — состояние, знакомое автору не понаслышке. Когда стучится в душу печаль, когда холодит ее скорбь, она ищет спасения в поэзии. И находит. Картина дерева, открытого всем ветрам, перекочевала в книжечку из первой элегии Райнера Мария Рильке. Свой новый сборник автор открывает стихотворением, посвященным памяти великого германца:

Он стал одной из тех вершин,
Давно сверкнувших вдалеке.
Он мне сказал: "Я так один…" —
На чистом, русском языке.

Пытливому читателю придется проделать большую работу. Если человек не читал произведение, к которому происходит отсылка, не знаком с той личностью, которая упомянута в аллюзии, он рискует "пройти мимо смысла", не оценить авторскую идею и дух произведения. Употребляя эпиграфы, Людмила Колодяжная решает двойную задачу: обогащает свой собственный текст, добавляя глубины и эмоциональности, а также вынуждает нас ознакомиться с оригиналом. Она проводит параллель между собственными литературными творениями и уже созданными до нее широко известными произведениями, однако делает это изысканно, нежно, изящно:

И прежде дни бывали таковы –
как только сердце научилось падать
не в лад с душой, и с ним не стало сладу,
когда лучи — гонцы вечерних радуг
в плен попадали гаснущей листвы.

Однажды сказанное, поэтическое слово не исчезает бесследно. Иногда оно в читателе отзывается так, что дает целую книгу стихотворений, созданных "по мотивам" шедевров. У Рильке не было сколько-нибудь ярких последователей — немецкие поэты, начиная с экспрессионистов, предпочитали иные пути, однако его имя по сию пору служит символом всего лучшего, что было создано в австрийской и немецкой поэзии  XX века. Людмила Колодяжная чтит память поэта, являя пример трогательной, безоглядной любви:

Так и жизни твоей протянулись нити
Сквозь мою, чтобы стать для меня событьем,
Чтобы стать истоком, толчком, причиной
Этих строк о тебе, в день твоей годовщины.

Язык Рильке не отличается вычурностью. Богатство этого языка не в количестве слов, а в их применении. Именно к такому языку невольно прибегает автор, когда с горечью сообщает нам о своей потере в стихотворении "Памяти Катюши". Разве нужны здесь заковыристые метафоры? Нет, задача такого стихотворения — показать трагический разрыв между жизнью и смертью, между миром вещным и вечным:

Как мало ты жила — всего лишь шесть
Неполных лет… Но возросла душою
До тех высот, где твой недетский жест
Царит над нами… К вечному покою
Приблизилась настолько рано ты,
Что даже мы, готовые ко встрече
С неведомым, молчим у той черты,
Где так мелки земные наши речи…

Миссия этого сборника — отдать дань памяти классику немецкой литературы.       Хорошо продумав эпиграфы, Людмила Колодяжная следует поэтической традиции символистов.  Между ней и Рильке существует особая, высокая связь: как бы продолжение ранее написанного не вызывает чувства вторичности, но ощущение тающего в воздухе песенного голоса, подхваченного верным соратником:

Мы не уходим с вершин,
путь начинается снова,
путь к небесам совершим –
Для Обретения слова.

Ольга ЕФИМОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.