Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 22 (52), 2010 г.



Евгений Степанов — номинант на Волошинскую премию

Евгений Степанов стал номинантом престижной премии имени М. А. Волошина.

Его стихотворную книгу "Две традиции" (М., Библиотека журнала "Дети Ра", 2009) номинировала известный литературный критик, постоянный автор журналов "Знамя" и "Литературная учеба" Елена Сафронова. Она, в частности, пишет в номинационной статье "Высокий дуализм":

"Евгений Степанов родился под зодиакальным знаком Близнецов. Видимо, мифологическое обоснование названия созвездия и его графическая двойственность на небосводе задает "детям" этого знака дуализм всего жизненного пути. Евгений Степанов во многих сферах своей деятельности предстает в двух ипостасях. Он одновременно — и творческая личность, один из известных русских поэтов-сюрреалистов, и представитель среднего бизнеса, издатель и меценат. Евгений Степанов един в двух лицах и в издательской деятельности, главный редактор и издатель журналов "Дети Ра", "Футурум АРТ", "Зинзивер", "Другие". По его инициативе создана поэтическая серия Библиотека журнала "Дети Ра", под логотипом которой увидели свет книги таких интересных российских поэтов, как Сергей Зубарев, Татьяна Романова-Настина, Антон Нечаев, Юрий Перфильев... Седьмая книга этой серии — "Две традиции" — избранное собрание стихотворений Евгения Степанова за 1990-е — 2000-е годы (ведь сапожник не должен остаться без сапог!..). В книге "Две традиции" Евгений Степанов не изменяет дуализму, определяющему все его бытование. Уже из названия книги следует, что она состоит из двух блоков, которые разительно друг на друга непохожи. Какие же "Две традиции" имел в виду Евгений Степанов, что за грани в его творчестве они открывают?

Филолог по образованию (факультет иностранных языков Тамбовского педагогического института, университет Христианского образования в Женеве, аспирантура факультета журналистики МГУ), Евгений Степанов, конечно же, блестяще изучил русскую и зарубежную литературу и отлично знает мировую поэзию на всех этапах ее развития. Грамотный стихотворец начинает свой путь в поэзию со "вторения" признанным мастерам слова, которое ни в коем случае не следует путать с эпигонством, ибо на подражании классическим образцам Степанов строит свой новый поэтический мир. Как поэт классического плана, Евгений Степанов опять же отчетливо дуалистичен — он не терпит догматизма, подражательства, ложной красивости, он дерзко нарушает каноны философического стихосложения — полюбуйтесь противопоставлением на грани сарказма:

"Твоя провинция.

Кинотеатрик, клуб, два книжных магазина. / Печальный коленкор — провинциальный быт. / Но где ты осознал, что в мире есть рябина, / Но где ты услыхал напевы Аонид!".

В литературе есть своя непреложность, чем-то схожая с законом или принципом сохранения энергии: поэзию определенной формы нельзя разрушить до основанья, ее можно только преобразовать в поэзию другой формы. Этот закон применяется в девяти случаях из десяти. Великая русская силлабо-тоника дала жизнь поэтическим школам символизма, акмеизма, имажинизма. И даже в авангардных жанрах — футуризме, эгофутуризме, модернизме, голосовой поэзии — слышны отголоски Золотого века. Ибо нет красоты превыше собственной красоты Слова. А ее лучше всего подчеркивают ритмические размеры и рифмы, заданные силлабо-тонической традицией русской поэзии, а также неизбывная нота страха за духовность и скорбно-торжественное осознание своей задачи в деле ответственности за духовное начало литературы. Этой нотой проникнута поэзия Евгения Степанова под грифом "Традиция первая". В ней собраны богатейшие вариации на тему классики русского стиха. Приверженность классике подчеркивается не только соблюдением формальных признаков силлабо-тоники — восьми-, двенадцати— и шестнадцатистишия с чередованием женских и мужских рифм и четким ритмическим рисунком, но и типичное русское — страдающее, совестливое, рефлектирующее, тоскующее, ищущее смысл жизни — содержание.

"…И не хандри! За все на свете / Тверди спокойное "мерси"! / И помни постулаты эти — / Не верь, не бойся, не проси!"

Так как поэтическое видение Евгения Степанова весьма прихотливо (дуалистично), то "традиционные" стихи в его исполнении все равно своеобычны и противоречат ожиданиям любителей реанимировать классику Золотого века. Стихам Степанова присуща интонация прозрения и откровения, иногда на грани ерничанья, даже юродства:

"— а моя страна Австралия / — а моя страна Астралия"

"а в России хам / а в России храм".

Точнее всего сказала о творчестве Евгения Степанова поэт и переводчик Ольга Татаринова: "…для каждого стихотворения — то есть для каждого лирического настроения, поэтического замысла создает свою, этому замыслу нужную — присущую ему — форму" (см. предисловие к книге "Две традиции", где собраны отзывы коллег по перу о поэте Степанове. — Е.С.). Интересен и отзыв поэта и критика Юрия Милоравы о Степанове как о русском поэте-сюрреалисте.

Создание собственных форм по велению каждого замысла начинается в "Традиции первой" и буйным цветом расцветает в "Традиции второй".

"Традиция вторая" состоит из стихотворений принципиального иного плана — верлибров. Они давно уже перестали быть новшеством для русской поэзии, они уже даже не воспринимаются "авангардно", — вероятно, потому, что верлибр пользуется сегодня бешеной популярностью, а это, в свою очередь, видимо, оттого, что легко укладывается в верлибр поток сознания. Отдавая дань различию "стихов" и "прозостихов", Евгений Степанов выделяет верлибры в отдельную часть книги. Но и здесь он остается собой, он обращается, как двуликий Янус, то в прошлое:

"в союзе писателей мертвых / нет мертвых…", — то в настоящее, где нещадно иронизирует над собственной двуипостасной персоной:

"так получилось / я главный редактор издательства и нескольких журналов / … молодые поэты меня слушают / неужели они не видят / я тоже молодой поэт / начинающий автор / я сам ничего не умею", —

то в будущее, которое страшно:

"— пассионарии со знаком минус / аминь —"

Считаю, что книга Евгения Степанова "Две традиции" может быть номинирована на Международную литературную Волошинскую премию, так как соответствует главному требованию этой премии — вносит значительный вклад в русскую словесность.

Елена САФРОНОВА
10.07.2010 г.



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.