Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 07 (147), 2017 г.



Марина Саввиных
"По великим снегам"



Красноярск, 2016

Суровая Сибирь огромна, будто отдельное государство, славна соболями, а населена такими людьми, что диву даешься. Еще императрица Екатерина Великая отмечала душевные качества сибиряков, высоко ценила порядочность своих подданных, живущих на необозримых просторах. Именно природа, а не цивилизация является для сибиряка главным носителем его подлинного духа. Поэтому, наверное, красноярский поэт Марина Саввиных назвала свою новую книгу — "По великим снегам". Заголовок также намекает на местную народную примету: "Студена зима — к жаркому лету", ибо все представленные в ней стихи — суть единства явственного и непроявленного:

На грани вдохновенья и рассудка —
В междоусобье угля и огня —
Становится серебряно и жутко,
И черный ливень льется сквозь меня.

Будто желая уделить всем стихиям поровну, автор делит книгу на четыре раздела. Первый раздел называется "Лед и уголь". Проводя параллель с классиком, Саввиных избегает цитирования, меняя одновариантное существительное на многозначное, не столь прямое и не менее выразительное. Ранящее, бесконтрольное, обжигающее уступает место степенному, согревающему. Разрушение замещается созиданием. Уголек тлеет под пеплом, который томит и глушит жар, укрывает его и не дает сгореть. Так теплится надежда в сердцах, так — в потенциале — через покаяние может измениться самый закоренелый грешник. Уголь — символ огня — приносит счастье и защищает. Героиня Саввиных по-сибирски крепка и, будучи человеком со стержнем, по-христиански призвана нести свет:

…Мачта из архангельской сосны —
Это все, что для опоры надо
Вестникам надежды и весны!

Как художественный инструмент, уголь используется очень давно. Его аналогом рисовали еще в Древней Греции. Мягкий материал идеально подходит для моделирования светотени, однако не терпит внесения правок. Несмотря на то, что монохромные изображения художницы Ланы Райберг, украшающие книгу, выполнены в другой технике, иллюстрации подчеркивают, что контраст — ярко выраженная разница между формами в картине — самое сильное средство художественной выразительности. В стихах Саввиных нет и не может быть полутонов. В самом деле, разве можно совершить наполовину хороший поступок? Или чуть-чуть предать?

Если же мыслить глобально, то уголь есть не что иное, как ископаемое топливо, древняя часть Земли, до сих пор согревающей нас своим, как нам кажется, бездонным нутром. В отличие от многих сочинителей, к которым применимо отвратительное определение "теплохладность", душа взволнованного автора — плавильная печь:

В огне плясать, гореть во льду,
Долбить дождем земную твердь,
В раю терзаться и в аду,
Влюбляться в собственную смерть…

Второй раздел озаглавлен тревожно — "Ветер и ветви". Как филолог, Саввиных отлично чувствует энергетику слов и ставит два однокоренных старорусских существительных рядом, таким образом показывая их родство. Развивая тему, автор помещает в этот раздел стихи о Кавказе. Большой и широкой душе чужда мелочность: свою землю я люблю, а за забором хоть трава не расти. Саввиных любит Россию, высокая гражданственность не позволяет ей закрывать глаза на междоусобицы, терзающие многострадальный и величественный Кавказ. Махачкала, Дербент, Нарын-Кала — стихи об этих местах полны восхищения боголепной природой края. Вместе с тем, героиня Саввиных — русская до мозга костей, что блестяще отображено в стихотворении "Родная речь":

Дышать тобою — или прахом лечь,
Солончаковой горечью бесплодной.
Понять тебя — из мрака тень извлечь,
Судьбою становящаяся речь
Несокрушимой памяти народной.

Стихам Саввиных присуща особая сила — первобытная, мощная, стихийная. Их отличает горячая, ревностная нетерпимость к злу. Явное зло, не ведающее что творит, прощается легче, нежели слащавое, повсеместно распространенное фарисейство. В третьем разделе сборника — "Камни и птицы" — есть такие строки:

И не знаешь, которая рожа мерзей, —
То ли враг, размалеванный краской,
То ли пестрые глазки недавних друзей
Под небрежно наброшенной маской…

Лукавит автор. Конечно, вторая. Ложь для Саввиных неприемлема даже в микродозах — и это на фоне поголовного расчеловечивания! Ее героиня не только не ломается, но находит в себе прочность жить, "дразня химер и умножая риск". Об этом поэт говорит в четвертом разделе — "Письма и голоса", в стихотворении, посвященном Исе Айтукаеву:

Но поднимаешь каменные веки
И преодолеваешь боль и тлен —
Усилием не жалкого калеки,
Но Гулливера, вставшего с колен.

В книгу включены стихи и переводы разных лет. Более ранние произведения, изящно выделенные курсивом, элегантно вплетаются в структуру книги, оттого звучат по-прежнему свежо. Отдельно хочется отметить любовную лирику, особенно — перевод стихотворения Сергея Хугаева:

…Но я смотрел — не так, как смотрит грех…
Мой взгляд был чист — и он тебя творил
Единственной…

Это и есть Любовь. Чистота помыслов и чистота души — то, что неизменно облагораживает.

О любви поэт высказывается очень нежно: "Ты мною становишься тихо — / Так ходики в венах звучат…" Но куда прикажешь девать природный темперамент? Пылкость изложения,  резкие, упрямые строки роднят стихи Саввиных с произведениями ее тезки — Марины Цветаевой. Тихий лирический текст завершается окончательными утверждениями, подкрепленными фирменными цветаевскими тире:

Я — скрипка полдневного зноя.
Я — голос полдневной звезды.

Но, в отличие от великой предшественницы, Марина Саввиных не собирается эмигрировать. От греха уныния спасает ее истовая вера в Бога, от одиночества — неразрывная связь с Россией. Вместе с соотечественниками поэт переживает горькие события последних лет: Украина и Грузия, окровавленный Донбасс…

Патриотическая тема, будучи мерилом идеологической зрелости поэта и уровня ее художественного мастерства, входит в плоть и кровь всего ее словесного искусства. В его звучании отчетливо вырисовываются контуры поэтической индивидуальности. Саввиных, как истинный патриот, отождествляет себя с родиной:

Я — Россия.
Над горькой землей возреяв,
Дым и пепел смиряют имперский жар.
Я не дам в обиду моих евреев
И мою Чечню, и моих татар…

Сибирская земля фантастически богата не только драгоценными металлами и полезными ископаемыми. Главные ее сокровища — люди, рожденные среди ее чудесных рек и лесов, гор и снежных равнин. Читая стихи Марины Саввиных, невольно хочется процитировать Ломоносова: "Богатство России Сибирью прирастать будет".

Ольга ЕФИМОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.