Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 06 (146), 2017 г.



Ирина ТИШИНА
СЕМЬЯ ДЕЛЬВИГОВ НА ФОНЕ ЭПОХИ

И в нас душа кипела в ваши леты,
Как вы, за честь мы проливали кровь…
Антон Дельвиг (1798-1831) — поэт, критик, издатель, друг и одноклассник А. С. Пушкина

Мне очень повезло: моя бабушка Анна Михайловна Полякова (урожденная Глаголева) появилась на свет в 1903 году — еще в той, старой России! — и прожила 93 года, оставаясь почти до последнего в ясном уме и твердой памяти. Слава Богу, место ее рождения  — село Синегубово Чернского уезда Тульской губернии — здравствует и поныне, как и расположенное в двух верстах от него село Белино, где находилась усадьба родителей поэта Антона Дельвига — генерал-майора барона Антона Антоновича Дельвига и баронессы Любови Матвеевны Дельвиг. Совсем рядом — еще одно бывшее дельвиговское село Хитрово, где на живописном полуостровке, образованном неширокой студеной речкой с поэтическим названием Снежедь, когда-то стоял белостенный господский дом…

Красота этих мест удивительная!.. Снежедь, петляя меж крутых склонов и заливных лугов, образует ландшафт, местами — особенно летом, в пору разноцветья и разнотравья, — напоминающий альпийские пейзажи… Если идти из Хитрова через Синегубово и Белино сначала по реке, потом через лес и по полю, то верст через восемь окажешься в селе Тургенево — родовом гнезде Ивана Сергеевича по отцовской линии, еще через три версты по берегу Снежеди — и ты на Бежином лугу!.. Перечитайте "Записки охотника", и вы найдете названия дельвиговских деревень Белина, Ерина и близлежащих Еськова, Беськова, Колотовки — везде побывал Тургенев, увековечив местную топонимику в своем всемирнолюбимом шедевре…

Уверена, что и своего "Соловья" Дельвиг задумал или написал именно в родительском доме, очарованный трелью майской птахи и старой усадебной сиренью!.. Антон Дельвиг — лицейский друг А. С. Пушкина, вместе с ним основавший, а затем и возглавивший легендарную "Литературную газету", — нередко приезжал в Белино, просил местных крестьянок петь старинные русские песни, записывал фольклор. Отец его был на ратной Тульской земле знаменит не менее сына: старший барон Антон Антонович в свое время возглавлял Тульско-Калужский военный округ, курировал, как сказали бы сейчас, Тульский оружейный завод.
Бабушка очень любила рассказывать о семействе Дельвигов, которых хорошо помнила. Ее отец — священник синегубовского храма во имя Знамения Божьей Матери протоиерей Михаил Глаголев окормлял несколько близлежащих приходов, в том числе белинский и хитровский. В Белине стояла старая деревянная церковь во имя Божьей Матери Одигитрии, но своего причта по причине малочисленности прихожан не имела. И отец Михаил, и его семейство частенько по-соседски наведывались к Дельвигам — в основном, в Хитрово, где жили очень религиозные Антон Александрович Дельвиг — племянник поэта, его незамужняя почти глухая сестра Надежда Александровна и Росса Александровна, чье семейное положение бабушка не упоминала.
Хитровские Дельвиги на свои средства основали в селе интернат для детей обедневших крестьян и сирот. Вспоминая о своих визитах в это богоугодное заведение, чаще всего и с большим удовольствием Анна Михайловна рассказывала о чудесных Рождественских елках, которые господа и воспитатели устраивали для своих подопечных.

Будьте вы благословенны —
Вы, чья добрая рука
Украшала эту елку
Для детишек бедняка… —

цитировала бабушка строфу из стихотворения, которое маленькие воспитанники интерната обращали в адрес растроганных до слез благотворителей…

Глаголевы и Дельвиги из Хитрова обменивались книгами, журналами — особенно любили журнал "Нива", обсуждали прочитанное. Взаимный интерес образованного духовенства и искренне верующих представителей дворянского сословия не вызывает сомнений: объем знаний — особенно гуманитарных, — который получали будущие священнослужители в духовных семинариях, был вполне сопоставим с гимназическим, а по некоторым дисциплинам и превосходил его. К тому же о. Михаил обладал феноменальной памятью, очень много читал, знал наизусть множество стихотворений русских классиков, прекрасно ориентировался в литературных новинках, имел великолепный музыкальный слух и хорошо пел, как и подобало священнику. Его внучка — моя мать Светлана Анатольевна Тишина — вспоминает, как Михаил Алексеевич, будучи уже глубоко пожилым человеком, цитировал на память прозаические куски из русской классической литературы, помнил все знаменательные даты отечественной истории и мог "вслепую" нарисовать географическую карту Российской Империи с указанием крупных рек, проливов и морей.

Дельвигов, неоднократно повторяла бабушка, очень любили — за порядочность, незлобивость, справедливость, доброе отношение к крестьянам. Антон Александрович, вспоминала Анна Михайловна, работал в уездной Черни, часто уезжал в Тулу, а после революции исчез… Куда последовали Надежда Александровна, находящаяся на попечении брата, и Росса Александровна, никто не знал… Хитровский интернат переименовали в Хитровскую детскую трудовую колонию — Д.Т.К., как указывала в своей анкете бабушка, проработавшая там в качестве учителя и воспитателя с 1922 по 1925 год (окончив в 1918 году Белёвское епархиальное женское училище — как член семьи духовного лица, а затем и Чернскую начальную школу II ступени, она имела полное право преподавать русский язык и литературу в начальной и средней школе нового — советского — образца, чем и занималась до самого своего выхода на заслуженный отдых)…

Дом Дельвигов в Белине в пору моего детства был уже разрушен. О том, что на этом месте когда-то была барская усадьба, напоминал лишь старый красивый пруд с маленьким островком и остатки регулярного парка… В Хитрове здание господского дома (говорят, из красного дерева) сохранялось до 80-х годов прошлого столетия, но было погублено пожаром… Бабушка умерла в 1996 году, унеся с собой свои светлые, дорогие сердцу, рассказы…

В 2009-2010 годах мне довелось работать в "Литературной газете", а после некоторое время быть ее внештатным корреспондентом. Сопричастность к дельвиговскому наследию вызывала во мне особенные чувства: казалось, сама судьба продолжает общение наших семей на ниве просвещения и культуры, но — на ином уровне. Занимаясь в газете темой Русского зарубежья, я пыталась разыскать потомков Дельвигов за границами России, но безуспешно. Однако провидение готовило мне подарок…

В один из декабрьских дней 2014-го директор издательства "Русский путь" Галина Чиканова (издательство "Русский путь" — часть структуры Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына, где я работаю по сей день), в телефонном разговоре, между прочими новостями, сообщила мне, что некто Александр Дельвиг принес для публикации рукопись мемуаров своего предка. Дельвиг!!! Я позвонила Александру по указанному Галиной телефону и, представившись, объяснила, почему имею особый интерес к представителям его фамилии.

Через несколько дней мы встретились: Александр — моложавый мужчина средних лет с энтузиазмом комментировал мне родословие Дельвигов — выписанное старым готическим шрифтом разветвленное древо германских рыцарей и кириллицей — российских подданных... Затем мой визави открыл электронную папку с фотографиями и, периодически щелкая "мышью", представлял мне изображенных на них дам, мужчин и детей: "Вот — автор мемуаров Анатолий Александрович Дельвиг, племянник поэта… Вот — его брат Антон Александрович и их сестры — Надежда Александровна и Росса Александровна…" Сердце готово было выскочить из груди: я впервые увидела лица людей, оставшихся, казалось, безвозвратно в своей эпохе и в памяти тех, кто, как и я, слышал о них лишь свидетельствования…

Выяснилось, что Александр, его двоюродный брат Алексей — составитель мемуаров и их троюродная сестра Галина Дубина — прямые потомки автора рукописи Анатолия Александровича Дельвига — последнего владельца белинской усадьбы, который не эмигрировал из страны, а до конца своих дней оставался на службе у государства. Подробнее о биографии Анатолия Дельвига, его детей и внуков я узнала уже из самой рукописи и рассказов Алексея, Александра и Галины, но в тот момент преобладала одна мысль: Дельвиги — здесь, и просто необходимо познакомить их с дельвиговскими местами, в которых они, как оказалось, никогда в жизни не были!.. Почему?!.

Этот вопрос я задавала не только Дельвигам, но и другим представителям знаменитых русских дворянских фамилий, оставшихся в России после 1917-го, и получила ответ: слишком сильна была "прививка молчания", полученная их отцами и дедами в первые годы советской власти и определившая на многие десятилетия образ жизни и, отчасти, образ мысли семей. В 1919 году Анатолий Дельвиг вместе с братом Андреем был помещен тульскими властями в концентрационный лагерь — для надзора за "элементами" чуждого социального слоя в критический период Гражданской войны. Анатолий Александрович, как это ни странно, оправдывал действия властей, объясняя свой арест военным положением в стране. Однако последующие годы военного коммунизма, красного террора, ссылок и лагерей все-таки вынудили семью мемуариста покинуть Тулу, в которой он жил и добросовестно трудился на благо людей и государства, и переехать в Москву…

Детям Анатолия Александровича не удалось избежать того, чего так боялся их отец. Подробно об этом в статье "”…Немало терпели за свою фамилию”: о судьбе детей Анатолия Александровича Дельвига" из книги мемуаров барона рассказала его правнучка Галина Дубина. Нина Анатольевна Дельвиг, работавшая на знаменитом Ленинградском (Ломоносовском) заводе, по доносу отвергнутого сослуживца была приговорена к отбыванию в исправительно-трудовых лагерях Воркутлага за участие в "контрреволюционной деятельности". Младшая дочь Галина через две недели после поступления на исторический факультет Московского университета была изгнана во время лекции из аудитории — за дворянское происхождение. Старшая дочь автора мемуаров Ольга сумела поступить в Московский институт народного хозяйства, написав в графе "происхождение" — "из служащих". По окончании института Ольга Анатольевна получила распределение на Мытищинское торфопредприятие, где и проработала всю жизнь, завершив свою карьеру в должности главного бухгалтера. В маленький рабочий поселок по Ярославской железной дороге, где жили сотрудники предприятия, по словам Галины Дубиной, в те годы можно было добраться только пешком через лес или на редкой "попутке", — это и объясняло тот факт, что здесь скрывались многие носители известных до революции фамилий…

Единственному сыну Анатолия Александровича — Алексею Алексеевичу Дельвигу удалось в начале 30-х годов поступить в Московский институт цветных металлов и золота, как и старшая сестра, указав в графе "происхождение" — "из служащих". Правда, его тоже отчислили, но по ходатайству высокопоставленного партийного чиновника вскоре восстановили. В 1950 году за разработку технологии выделения драгоценных металлов из вторичного сырья Алексей Анатольевич вместе с коллективом Гипроцветмета и Завода вторичных драгоценных металлов был удостоен Сталинской премии!..

Отцовскую рукопись Ольга Анатольевна Дельвиг перепечатала, младшая дочь Галина, которой посвящены воспоминания, — всю жизнь хранила драгоценные листочки, называя их "своим евангелием". Алексей Дельвиг, Александр Дельвиг и Галина Дубина — уже правнуки мемуариста — сделали все возможное для достойной публикации рукописи прадеда…



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.