Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 06 (146), 2017 г.



Сергей Попов
"Попечитель чернил"



М.: Вест-Консалтинг, 2011

Сергей Попов — поэт серьезный. Автор многих книг стихотворений, по первому образованию он — врач. Окончил Воронежский медицинский университет и Литературный институт имени А. М. Горького. На обложке, оформленной в коричнево-черных тонах (использована работа художника К. С. Петрова-Водкина) — стеклянная чернильница, повернутая к читателю острой, темной гранью. Книга под названием "Попечитель чернил" получилась серьезной и печальной.
К сожалению, оба существительных устаревают. О чернилах у "поколения next" представления, простите за каламбур, расплывчатые. Об этом поэт высказывается со сдержанной горечью в стихотворении о "словах, которые едва ли переводимы":

А третьей четверти тягучие чернила
не иссякают в синей ручке поршневой —
как жизнь куражилась, как скрипочка горчила,
в предсонный обморок врываясь не впервой.

"Попечитель" — тоже почти архаизм. Современному читателю ближе новое, инородное — "омбудсмен". Но второе — категория экономическая, изначально обозначающая посредничество в бизнесе и финансах. Ох, и любят у нас иностранные словечки. Назвали б уж казенно — "уполномоченный по правам человека". Тогда бы не возникало разночтений. Или сохранили бы исконно русское слово, образованное от глагола "печь" — обдавать сильным жаром, зноем, гореть… в переносном смысле — быть неравнодушным, делать то, что идет от сердца, а не обезличенно согласовано с буквой закона.
Сергей Попов пишет от души, и его герою трудно встроиться в дикий капитализм дня сегодняшнего, но и кушать хочется. Эти стремления непримиримы, между ними возможна лишь временная победа одного над другим, о чем автор вздыхает в стихотворении "Аквилон". Речь идет вроде бы об устроенной, сытой жизни, но нет в тексте ни радости, ни гордости:

О чем печаль: подруга служит в банке,
В который перекачивают янки
Свою трансатлантическую спесь,
И мы, хранимы сушею и морем,
Еще немало золота намоем,
Эпически прогуливаясь здесь.

На переднем плане на обложке — чернильница, а чуть выше — раскрытое окно и фонари, рядком уплывающие в туман. Прямая линейная перспектива — классический прием, применяемый в живописи и фотографии. Он рассчитан на неподвижную точку зрения и предполагает единую точку схождения на линии горизонта (предметы пропорционально уменьшаются по мере удаления от переднего плана). Сергей Попов словно переносит этот прием в свои стихи. Иногда они кажутся пугающе статичными:

Ах, дождевые мои кособочины,
Дайте отвянуть в тепле.
Двери задраены, игры закончены.
Чашка с бурдой на столе.

Сергей Попов — поэт русский, вросший в Россию, не мыслящий себя без нашей страны. В нем столько подлинной, неизбывной боли и сострадания, подчас прикрытых иронией практикующего врача. С его героем в принципе возможен такой диалог: — "Больной, что с вами?" — "Алкоголизм на работе подхватил, у нас сейчас на заводе эпидемия". Поэт использует метафоры, всякому понятные и глубоко трагические:

И оплечь непочатая ночь —
Что чекушка у сердца — точь-в-точь.

Впечатляют образы — мощные, точные, как внутримышечные уколы. Чувствуется фундаментальность, предельное внимание к слову. Так работают представители поколения людей советских, которое уважало труд врачей и почитало поэтов. Они созерцательны и самоуглубленны, и по-другому в нашей стране не получается. Рациональное мышление затмевают тягучие думы о России. Как врач, Попов давно поставил ей диагноз. Как поэт, пытается примириться с происходящим, давя в себе глухую тоску:

И стоишь внутри соляной стены
исчезающим соляным столпом
пред потопом прежней своей страны
в затяжном припадке ее немом.

Четко называя вещи своими именами, поэт печален настолько, что один из разделов сборника называется "Мертвые звезды". Доктор Попов специализируется на лечении заболеваний дыхательной системы, но Попову-автору как будто самому необходима кислородная маска. Утешения он ищет в воздухе прошлого, поскольку в новой России дышать — во всех смыслах  — нелегко:

Но живей всех живых побрякушки
счастья мертвых, изжитого при жизни —
снимки, слоники, морские ракушки.
что важнее сыщешь в новой отчизне?

Очень интересны вставки — прозаические миниатюры или поэтический текст, записанный в строку, без знаков препинания, на грани с потоком сознания. Так уплывает мысль, накатывает усталость, дикая, вечерняя, когда связно соображать нет физических сил: лестны поздние звонки на десять лет моложе так красиво ухаживает а соплячки все нынче фригидные экология что ли...
Этот минор, пронизывающий, элегичный, может оттолкнуть отдельных псевдотрепетных личностей, страдающих "неврозом позитивизма", однако намертво приковывает к себе сильного и внутренне свободного читателя. Поэзия Сергея Попова сурова именно потому, что автор не строит иллюзий. Его позиция предельно проста: только правда, и ничего кроме правды.

Ольга ЕФИМОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.