Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 05 (145), 2017 г.



Лео Бутнару
"Контрасты как необходимость"



М.: "Вест-Консалтинг", 2015

Принцип контраста применим практически ко всем областям жизни. Какой мы будем видеть разницу между двумя предметами, представленными один за другим, зависит от того, в каком окружении они находятся. Белое хорошо заметно на черном фоне, и наоборот. Эту истину румынский поэт Лео Бутнару выносит в заголовок книги стихов, утверждая смыслообразующий принцип организации поэтического текста: "Контрасты как необходимость".

Автор с аристократическим изяществом облекает в форму верлибра знаменитое изречение, в начале прошлого века вложенное в уста булгаковского Воланда:

Но и без контрастов нельзя:
                        темнота других
делает более заметным твой свет. Или…
наоборот.

Те, кто хочет применить на практике принцип контраста, могут сделать это без какого-либо явного упорядочивания обстоятельств. Например, Бутнару смешивает несовместимое в стихотворении "Потрясающая разница":

Какая потрясающая разница
между манной небесной
и мясом ягненка
или лани…

Огромное преимущество данного принципа в том, что его влияние практически не поддается обнаружению. Этим пользуются не только опытные торговцы, но и поэты. Лео Бутнару свидетельствует:

К сожалению,
мой кулак крадет много
свободы у ладони которой он был…

Но контраст, будучи формой соизмерения чего-либо, вместе с тем является и средством гармонизации, потому что объединяет противоположности в единую систему, обозначая ее пределы. Как, допустим, в коротком стихотворении "Меры измерения":

Децибел — уровень измерения
                         громкости звука.

Пух одуванчика — мера констатирования
                        уровня спокойствия…

Увеличивая контрастность, поэт придает тексту силу и выражает простые и яркие эмоции. Уменьшая ее, пробуждает противоположные чувства — чуткость и кротость. О расставании с любимой лирический герой Бутнару говорит тепло и лаконично:

Как я сумел все-таки позабыть тебя?

Наверно,
на том месте памяти,
            где обычно (про)являлась ты,
твое имя,
день за днем прошла поэзия, поэзия…

Народная мудрость гласит: "Почти попал, считается, только тогда, когда кидаешь гранату". Контраст должен быть сильным, только тогда он работает. Обложка книги Бутнару оформлена в духе авангардной графики, и одно это намекает на жаркую борьбу противоположностей:

Любовь между двумя. Но не только.
Он — благородный, гордый ковбой
и изменчивый муж.
Она его ждет. А то,
что она бы хотела сказать ему,
так лаконично,
что поместилось бы гравировкой на
одной пуле.

Сборник насыщен стихами религиозной тематики, и это не случайно. Библия также двоична, потому что является неотъемлемым и одним из основных элементов религии, главной книгой христиан. Двоичность, свойственная религии и, соответственно, тексту Библии, предполагает противопоставление различных объектов и явлений, которое, в свою очередь, лежит в основе понятия контраста. Поэзию Бутнару отличает высокий уровень философской обобщенности фрагментов текста. В частности, автор осмысливает извечную оппозицию "праведность" — "греховность" в стихотворении "Идеальный мир":

Это мир, в котором
                        невозможно грешить.

Возможно,
в таком мире что-то не в порядке,
не так, как должно бы было быть… —
в нем отсутствует человек.

В то же время, поэт ломает стереотипы читательского восприятия. Для этого он выбирает самые разнообразные формы — от метких одностиший ("Дождливое одностишие"): "Дождь над озером — вода пьет воду" до парадоксальных верлибров ("Между двумя масками"):

Сегодня утром,
перед зеркалом,
я поймал себя на мысли,
            что бреюсь очень осторожно,
как будто боясь, чтобы как-нибудь
не соскрести с лица и поэзию — эту
прозрачную маску жизни…

Лео Бутнару не только выдающийся румынский поэт. Осуществляя авторский перевод на русский язык, он как бы заново творит оригинальные стихотворения, начиняя их причудливыми образами:

Чтобы вы смогли представить себе,
                                   как выглядит
страдающее сердце… — оно все
заштриховано
линиями, похожими на царапины,
как будто кто-то
все зажигал
все зажигал об нее спички…

Завершает книгу поэма "Портреты Фриды, писаные с самой себя" — размашистые верлибры в переводе Ивана Пилкина. Как творчество знаменитой художницы насыщено символами и фетишами, так этот текст отличает сложная сюжетно-повествовательная организация. Он изобилует сложными эпитетами вроде "трансконтинентальный", портретные описания ("сросшиеся, как у персиянки, брови") стыкуются с утонченной философией ("На Мексику спускалась всеобъемлющая маска многозначных сумерек"). Хочется узнать, чем все это закончится, а заканчивается это так:

…демоны, напуганные
            белым голубем твоей души,
что вращалась некоторое время
                        над портретами
                                   писанными с той,
кем была Фрида Кало, женщина,
которая в писанных с самой себя
                                   портретах
вынула свое сердце
            на поверхность груди, то есть —
                                   в мир,
в космос, в симфонию небесных сфер…

Поскольку мир пронизан единой субстанцией, в нем царствует строгая неизбежность, исходящая из самой субстанции, или Бога. И, отпуская на волю сердце мятежной мексиканки, Лео Бутнару убедительно доказывает: контраст, как и свобода,  — это осознанная необходимость.

Ольга ЕФИМОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.