Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 21 (51), 2010 г.



Таисия ГУСЬКОВА

Миниатюры

Воробышек

В одном городском дворе жила большая, веселая, дружная воробьиная семья: папа, мама и много детишек. Самым маленьким был сынок Воробышек. Все его старшие братья и сестры были постарше, сильнее, умели хорошо летать, а Воробышек еще только рос и всему учился.

Во-первых, он научился без ошибок различать чириканье мамы и папы, братьев и сестер. Он рос очень смышленым и разумным воробышком.

Мама разговаривала с ним и как будто пела: "Чирик-чирик-чирик, чирик-чирик-чирик", и от этой песни Воробышек чувствовал себя спокойно и защищено. Папа пел иначе и голос у него был уверенным, сдержанным, солидным. Воробышек смотрел на него восхищенно, доверительно и хотел стать таким, как он. Мама и папа очень любили Воробышка, самые лучшие крошки и зернышки доставались ему, чтобы он рос крепким, как и другие дети.

Папа был заботливым отцом, летал далеко и приносил самую вкусную еду. Его всегда ждали, и когда он долго не возвращался, мама с детьми пели общую семейную песню. И он прилетал. И его с радостным чириканьем встречала вся семья.

Папа учил Воробышка летать, правильно распределять силы, расправлять крылышки и не бояться встречного ветра, набирая высоту.

Однажды, во время таких занятий, на улицу высыпала шумная стайка мальчишек. В руках у них были палки, пистолеты, а у одного из них — рогатка. Они размахивали длинными палками, били ими по кустам и стволам деревьев, которым было очень больно. Деревья протяжно стонали, тревожились за свои сломанные ветки и опавшие листья. Но этого стона не слышали дерзкие мальчишки; они только веселились, хохотали.

А воробьиная семейка, услышав, как стонут от боли деревья, как зашумели от возмущения кусты, взволнованно зачирикала. Голос папы призывал сняться с места и лететь в другой двор. Воробьи дружно взлетели, поднялись повыше и полетели за папой. Воробышек тоже взлетел вместе со всеми, но через некоторое время начал отставать. Мальчишка с рогаткой заметил это, и прицелился. Воробышек, почувствовав опасность, взлетел еще выше. Он вспомнил, как папа учил его в такие моменты не смотреть на землю, а постараться увидеть небо и устремляться к нему. Воробышек приложил все усилия и изменил полет. Он подал чуть в сторону и полетел выше, думая, что небо уже близко, что еще чуть-чуть и он будет в безопасности.

Он взмахнул крыльями, цепляясь взглядом за краешек неба, и… опустился на ближайшее "облачко".

— Воробышек, воробышек! Папа, смотри, на наш подоконник упал воробышек! — кто-то произнес очень знакомые слова.

Папа открыл окно, и Девочка осторожно взяла Воробышка в руки. Ей показалось, что он не дышал: клювик приоткрыт, лапки холодные, а из глаз текли маленькие слезинки.

— Милый мой воробышек, откуда ты прилетел? Кто тебя так сильно испугал? — "чирикала" девочка и укутывала Воробышка в теплый шарф. — Очнись, воробышек, ты будешь моей любимой птичкой, — продолжала она и прижимала его к своей груди.

Воробышек слышал эти ласковые слова, слышал, как бьется сердце Девочки; ему стало теплее, и он приоткрыл глаза.

— Он жив, Папа, он жив! — радостно закричала Девочка.

— Сейчас мы ему дадим водички и покормим, наверное, летел издалека, — ответил Папа.

Воробышек встрепенулся, поднял голову и даже потрогал клювиком свои крылья.

"Чирик-чирик", — лишь сумел проговорить он слабым голосом. Водичка придала ему уверенности, но крылья еще не слушались. Воробышка вновь укутали в шарф, и вскоре он уснул.

Проснувшись, он склевал все хлебные крошки и взлетел. Кружил по комнате, чирикал, а Девочка радостно хлопала в ладоши, смеялась и приговаривала:

— Чирик! Чирик! Я буду звать тебя Чирик!

Эта песня была так не похожа на мамину…

Вдруг Воробышек подлетел к окну и сел на подоконник. Девочка опять предложила ему водички и хлеба, пыталась взять его в руки. Но Воробышек испуганно взлетел вверх, ударился о стекло и упал на подоконник.

— Скучает, — сказал папа. Придется его выпустить.

Девочке стало грустно, и она долго молчала.

— Придется, — наконец сказала она.

— Ему здесь будет мало места.

Папа тут же раскрыл окно, и Воробышек, зачирикав, вылетел на волю. Он сделал несколько кругов рядом с окном, а потом улетел… и улетел навсегда.

— Прощай, Чирик! — крикнула вослед ему Девочка и долго еще махала ему рукой.

Воробышек летел в свой двор, туда, где он вырос и учился летать. Он летел к своей семье: папе, маме, братьям и сестрам. Летел и вспоминал слова семейной песни: ведь только по этой песне он мог быть узнан. Но знал только начало песни.

"Чирик-чирик, чирик-чирик" — пел он, приземляясь около воробьиной семейки в каждом дворе. Но никто его не признавал своим. Один двор сменялся другим, и Воробышек стал отчаиваться. Он сел на веточку дерева, чтобы отдохнуть и собраться с мыслями.

"Чирик, чирик, чирик-чирик, — вдруг услышал он ласковую песню Мамы. "Чик-чирик, чик-чирик", — отозвался другой голос, так похожий на голос Папы. Воробышек взмахнул крылышками, подлетел ближе и допел семейную песню вместе со всеми.

— Воробышек вернулся! — чирикали вокруг.

— Ты жив! Ты жив! — радовалась Мама.

— Ты вырос! Вырос! — гордился Папа.

Его угощали зернышками и хлебными крошками — самыми лучшими крошками в мире.

Ручеек

Где-то в горах народился Ручеек. Он был еще совсем маленьким и с трудом мог течь. Но он очень любил мир, который его окружал, и умел радоваться жизни. К тому же был любознательным, и ему было все интересно. А еще Ручеек мечтал вырасти и стать Большой Водой.

Однажды на своем пути он запнулся за Камень. Удивился, что тот не уступает ему дорогу, оглядел его внимательно и спросил:

— Ты кто?

— Я твоя преграда, — ответил Камень.

— Уступи мне дорогу, ты что, не видишь, что я — Большая Вода?

Камень рассмеялся и остался лежать на месте:

— Чтобы стать Большой Водой, ты должен набраться сил и стать хотя бы Ручьем.

"Где же мне взять этих сил, и как я узнаю, что стал Ручьем?", — подумал Ручеек.

Он остановился, задумчиво глядя по сторонам, и вдруг увидел, что неподалеку от Камня низко наклонил голову цветочек и чуть слышно шептал: "Пить… пить…"

Ручеек повернул к нему и добрался, когда тот совсем уже поник.

— Пей, пей, милый цветочек, — радостно прожурчал Ручеек и задержался у цветка до тех пор, пока, напившись, тот не выпрямился и не кивнул головкой в знак благодарности.

Ручеек снова побежал вниз, распевая веселую песенку.

— Помогите!.. — вдруг услышал он голос откуда-то сверху.

Чуть повыше от того места, где он протекал, на берегу лежал Горный Орел с подбитым крылом и стонал от боли.

— Но как я помогу тебе, Горный Орел? Ты так высоко от меня, и я не смогу к тебе добраться.

— А ты прыгни…

— Но если я прыгну, я разобьюсь на тысячи каплей, — стал волноваться Ручеек.

— Тогда прощай!..

Ручеек застыл в нерешительности и хотел было бежать дальше, но его сердце стучало: "Попробуй! Попробуй!" Он глубоко вздохнул, разбежался и… не допрыгнул. Тогда прыгнул еще раз и еще, и только несколько капель упало на голову Орла. В последний раз, собрав всю свою воду, Ручеек прыгнул и оказался у Орла.

Перед ним лежала большая прекрасная птица с черными крыльями и белой бородкой. Ручеек обнял ее, щедро полил его больное крыло и напоил своею чистой прозрачной водой.

Напившись, Горный Орел встрепенулся, неожиданно встал на лапы и взлетел.

— Благодарю тебя, смелый Ручеек, ты спас мне жизнь, — прокричал он с высоты.

Слышал ли эти слова Ручеек — неизвестно, он просто продолжал свой путь по новой дороге, тек, глядя в небо, и вслушивался в дивную песню, которая становилась все слышнее.

Ему навстречу шла девушка с пустым кувшином в руках. В этих местах давно не было дождей, а вода была так нужна людям.

— Ручеек? — удивленно спросила она. — Откуда ты взялся, тебя здесь раньше никогда не было?

Ручеек восторженно смотрел на красивую девушку, звонче журчал и наполнялся водой.

Девушка набрала воды в кувшин, и только сейчас Ручеек осмелился спросить:

— Почему так грустна твоя песня?

— За той горой мой дом, в нем лежит раненый солдат. Но теперь у меня есть вода, она обмоет его раны и утолит жажду.

Девушка набрала воды, поставила кувшин на плечо и ушла.

Ручеек хотел было побежать за Девушкой, развернулся и …упал вниз.

Он упал в долину рядом с селением. Первыми его увидели дети, играющие на улице.

— Ручей! Ручей! — кричали они и опускали в него свои руки, пили его прохладную воду, плескались, веселились. Радовались женщины, набирая воду, мужчины поили лошадей и другой домашний скот, а воды не убавлялось. В селении устроили праздник; играли, танцевали и пели веселые песни.

Ручеек подпевал им журчанием своих вод и радовался вместе с людьми.

К вечеру он постарался незаметно выйти из селения и, продолжая течь дальше, думал о встречах, которые подарил ему Путь.

Неожиданно он услышал:

— Я ждала встречи с тобой, Горный Ручей.

Ручей догадался, что это голос Большой Воды.

— Я — река, — говорила она ласково. — Я плыву к Морю и донесу к нему и твои прекрасные Воды. Прыгай, смелей!

Ручей улыбнулся и доверился Большой Воде.



 
 




Самая подробная информация туры в прагу в марте 2017 на сайте.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.