Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 19 (49), 2010 г.



Поэзия и судьба Виктории Андреевой

Виктория Алексеевна Андреева (1942 — 2002) выросла в Москве. Окончила филологический факультет МГУ (1960–1965). В 1974 эмигрировала в США; училась в Нью-Йоркском университете на кафедре сравнительной литературы. Была одним из двух редакторов журнала "Гнозис" (совместно с Аркадием Ровнером) и одним из четырех редакторов "Антологии Гнозиса современной русской и американской литературы и искусства" (Нью-Йорк, 1982). Стихи начала писать с 1960-х годов. Примыкала к подпольным, неофициальным литературным кругам Москвы 1960-х и 1970-х годов. Стихи публиковались во многих эмигрантских сборниках и журналах, а с 1989 и в российских журналах. Автор поэтического сборника "Сон тверди" (1987, Нью-Йорк, "Гнозис пресс"; переиздана в 1989 там же с параллельными переводами английского поэта Ричарда Маккейна и в 2002 в дополненном виде — в Москве). В 1989 вместе с Аркадием Ровнером написала театральную пьесу Чаадаев (1989, Нью-Йорк). Автор многих статей о литературе и религиозной философии (Вл. Соловьев, Блок и Белый, Бердяев, Киреевский и Чаадаев, Толстой и Фет), которые публиковались в эмигрантских журналах, а с 1989 и в российских. В 1985–1991 написала "Телефонный роман" — новаторский роман, состоящий из телефонных монологов одинокой русской писательницы в Нью-Йорке (напечатан в 1997 в Литве). С 1994 жила в Москве. Работала над проектом публикации Отцов церкви (Ориген, Климент Александрийский, Иероним Стридонский) в серии "Учители неразделенной церкви".

* * *

Имя Виктории Андреевой ассоциируется с двуязычным журналом "Гнозис", с Антологией современной американской и русской литературы, графики и живописи, со статьями о современной русской и западной литературе, со стихами, прозой, переводами современных западных поэтов. Ее эстетическая и поэтическая позиции вполне артикулированы. Это — метареализм, творческий прорыв в область трансцендентного. В своих стихах она прекрасно демонстрирует умение заглянуть за пределы явленного и передать это в своих прозрачных, "настроенных по ветру снов" стихах. Виктория Андреева — поэт искушенный и ненавязчивый. Ей присущи собранность, такт и рефлексия. Культурно освоенное пространство ее стиха органично впускает диссонанс, перебои дыхания и ритма модернизма. Она — поэт глубоко индивидуальный. Ее стихи не спутаешь ни с чьими другими "лица не общим выраженьем". Ее называют герметическим поэтом, хотя на первый взгляд они и могут показаться обманчиво доступными. И в этом смысле они очень московские. Она была не громким, но полноправным участником московского литературного подполья, будучи дружески или опосредованно, через друзей, связанной со многими литературными активистами того легендарного периода. Она была одной из первых, кто заявил о существовании нового поэтического пространства. Ее статья о московской и питерской поэзии "В малом круге поэзии" была опубликована в нью-йоркском "Новом русском слове" уже в 1978 году. Имена Станислава Красовицкого, Леонида Аронзона, Генриха Худякова, Анри Волохонского, прозвучали в ней с полным уважением, которого достойны эти поэты.

Она выросла в Замоскворечье под мерный гулкий перезвон часов Спасской башни, под "куполами-облаками" Пятницких церквей. Московский университет был ее alma mater. Она училась в докторской программе Нью-Йоркского университета.

Ее стихи, проза и эссеистика печатались в периодической печати в Москве, Париже, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Филадельфии. Книга ее стихотворений "Сон тверди" вышла в Нью-Йорке. Среди других ее публикаций — двуязычная книга ее стихотворений в переводе замечательного английского поэта и переводчика Ричарда Маккейна.

Аркадий РОВНЕР

Виктория АНДРЕЕВА

СРЕДЬ НЕБЕС


* * *

в Нью-Йорке мы живем втроем —
прохладный звонкий водоем
и в окнах плавает река
задумчивые берега
и облака по дну ползут
размеренно как ход минут
и неба светлая рука
задумчива и глубока
она спускается в наш дом
когда мы в нем сидим втроем
она выводит облака
задумчиво из глубока
она задумывает сны
которые всегда грустны
деревья тычутся в наш сон
как рыбы в звонкий водоем
деревья плавают во сне
и листья плачутся в окне
деревья кланяются мне
они стучатся в тихом сне
они заглядывают в дом
лишь листья мечутся как сон
да ветви клонятся ко дну
и деревянною клюкой
стучится дерево в наш дом —
в прохладный звонкий водоем

* * *

тот холодок оттуда
он во мне
он связан звонким шестеричным Е
и шестизначный серафим без крыл
во мне его означил и закрыл
родник печальный иудейских глаз
предания библейского рассказ
вплетается в воронежскую вязь
петляет, стелется родник печальных фраз
журчит затейливо родник
льнет словно ловит мечет тени сна
сплетая светлые тягучие слова
ловя вздыхая пятна света
влекомое сияющим полуднем лета
Е обратилось в Р, Р претворилось в Е
пеРЕсеча центр тяжести во мне
РЕкою полноводных дней
шурша вдоль неба памяти моей
РЕча прохладный водомет Речей

* * *

и с нежностью к тому что было
и с нежностью к тому за мной
и эхо мне благовестило
печалью памяти больной
и боль таилась там за сердцем
в том холоде где синий свет
покоит робкое наследство
теряя одинокий след

* * *

Окончиться празднику — будням придти.
Лишь изредка вздрогнет в душе тот мотив.
А город приличен, и пуст и тих.
Ему ли расскажешь в тайнах святых
О таинствах веры на этой Земле,
О том, что безмерна надежда во мне,
О том, что не смею
Забыть эти дни
И снова поверю,
Лишь ты обмани.

Вильнюс — осень — 1968


* * *

весеннее стяженье сил
воскресного начала
и утра плачущая даль
дня синей мощью прозвучала
смещенье времени и лет
слилось в одну октаву смысла
и ветер-летописец пишет
преданий временных завет
перемещение пластов
разверзнутой воздушной хляби
и напряженье водной глади
смешенья языков полет
слоев движение глухое
и неба эхо голубое

* * *

Ты мышцей напряженной огради
согбенного яремом человека
и равновесие великое яви
расхристанному без начала веку

пращею разъяренной ты воздай
торговому глумленью века

ты распрямись согбенный человек
метни ответный камень наказанья
яви чело святого воздаянья
возмездия высокого полет

* * *

зелени праздничный взгляд
сухо рассыпаны трели
вкрапленных иммортелей
старушечий пряный наряд

античные кулисы
дель-артовский мотет
как шепот директрисы
истории навет:
здесь жил
сюда бежал он
здесь детство он провел
и в этот знаменитый форт
был он заточен
четыре темы эхом:
антибес — антибес
и полис — антиполис
прочерчены средь небес

* * *

ветра свист и боль и хор
ветра ветреный укор
ветра взмахи постоянны
ветер кружит по поляне
с ветром взлетами ветвей
волны восходящих дней
воспаряют в эмпиреи
тают в солнечном паренье
исчезают в упоеньи
голубой звенит эфир
и ночной бежит зефир
ветер облаком летит
ветер рвется вглубь упрямо

* * *

земли и дерева мучительная связь
и бесконечная как лето юга повесть
потока листьев
облаков рассыпанная вязь
баюкающая нежно совесть

* * *

Гремит извечный бесконечный бой.
Война ведется не на жизнь
на смерть.
И розы белой с розою кровавой
ведется поединок
крест на крест
сверкающих клинков
зловещий танец
лоснится кровью напоенный глянец
кровавой розы жирны лепестки
"Еще один. Смотри вон там упал. Смотри.
Спеши к нему. Еще один из наших погибает".
Змеясь, блестит чешуйчатым кольцом
дракон, кровавым пламенем рыгает.
Там опален один, другой страдает,
"Спеши, спасай. Нет, стой, смотри,
тут рядом кто-то погибает".
Ты, ангел милосердья, пощади
ряды редеющие белой рати
крылом спасительным ты отведи
пентаклей жесткие атаки

Девочка с разбитым кувшином

Ах девочка печальная на камне
В печали медленной и плачущей своей
Скажи, какая легковерность тайны
Смутила светлый мрак твоих очей?

* * *

свершился круг
во мне мелькнули Египта маревые сны
улыбка золотая Будды
мечты предутренней луны
зеленые лестницы леса
стряхнули предрассветный сон
и розовое поднебесье
раскрыло полог надо мной

* * *

о прошлом мне гадать о прошлом
и тасовать колоду дней
в которых все намного проще
мучительнее и светлей
В котором светлые надежды,
в котором трепетные сны



 
 




http://msrek.ru/ мастерская рекламы новости Вывеска для пиццерии в Кожухово. | Отработанное масло сдать. Куда деть отработанное моторное масло tradecomspb.ru.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.