Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 19 (49), 2010 г.



Пьер Гарнье

"Птицы поют вечность",

Перевод Михаила Евзлина и Сергея Бирюкова. Publication of the Mythosemiotic Society, Madrid, the International Academy of Zaum, Halle. Ediciones del Hebreo Errante, Madrid. 2009.

Скромно оформленная книжка в мягком переплете производит впечатление самодельной (в хорошем смысле), словно перед читателем не опубликованные тексты, а тетрадь самого поэта.

То, что книжный разворот похож на птичку, все поняли еще в школе, когда, выбрасывая из окна учебник по математике, вдруг заметили, что он неплохо летит. Но вот тот факт, что птичка похожа на стихотворный сборник — является исключительным открытием французского поэта Пьера Гарнье. В своих крошечных (иногда это одно слово) поэтических сентенциях Гарнье сопоставляет с образом птицы самые важные философские понятия — мир, прекрасное, вечность, Святой Дух, воскрешение, смерть. Иногда он объясняет соответствие между птицей и неким образом с помощью лаконичных графических изображений (галочки, конфигурации точек или крестиков, окружностей), иногда — нет, но даже если автор не считает нужным вдаваться в подробности и смысл соответствия остается нераскрытым, читателю все равно хочется с ним согласиться. Например, на первой странице сборника нарисована галочка (как полет птицы), а внизу надпись: "le monde" (мир). И больше ничего. Заинтригованный читатель, конечно, сразу начинает ломать голову: может, птица — это первый знак, нарисованный на стенах пещеры древним человеком? Может, крылья птицы опускаются и поднимаются, как удачи и поражения в жизни? Может, птица над всем возвышается, следовательно?.. Вопросов больше, чем ответов, но ирония в том, что единственный справедливый вопрос в этом случае — а почему нет?

Приняв за истину первое утверждение, на каждой последующей странице читатель обнаруживает все новые и новые доказательства в пользу птицы как начала мира: "Бог никогда их не именует. Он их выдыхает как выдыхают гласные", "Я вижу как работают крылья они переходят от одного к другому от одного к другому", "Она обгоняет свое крыло которое снова ловит за его кончик".

Несмотря на то, что Сергей Бирюков, основатель Академии Зауми, принял участие в переводе книги на русский язык, экспериментального и новаторского в ней не так уж много. Может быть, в мире современной литературы, где авторы крутят, вертят, выворачивают язык наизнанку и отказываются от всяких правил, понятие зауми вообще перестало быть актуальным? Когда любые писательские выкрутасы (в хорошем и в плохом смысле) воспринимаются читателем как норма, на какую заумь может претендовать поэт, рисующий птичек?

И все-таки что-то завораживающее в этой книге есть. Она кажется идеально интонированной, как птичий щебет, кристально чистой по звуку и по линиям, как новенький "Стейнвей", умиротворяющей, как йога, и легкой, как полет. Ну а что касается критики то "она здесь, но для того, чтобы ее увидеть, нужна лупа".

Анастасия ПЕТРОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.