Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 15 (45), 2010 г.



Татьяна КАЙСАРОВА

В тесноте знакомых сосен

Поэтесса, журналист, критик, художник, автор восьми поэтических книг. Государственный стипендиат по категории "Выдающиеся деятели литературы и искусства России", лауреат премии "Словесность". Живет в Москве, работает в МГУ.

Дуэль

Сходимся. Иду к тебе навстречу,
Родина, и выстрел за тобой.
Небо опускается на плечи
И туман сгущается седой.

Уши заложило, словно ватой —
Твой прицельный залп неотвратим!
Лишь души дымок голубоватый
Волен слиться с небом голубым.

Лимончелла

Лимончелла в тоненьких бокалах —
Даже тени на столе желты.
Ты еще и слова не сказала,
Но качнулись ближние цветы.

Оглянись: в халате наизнанку,
Не желая отойти ко сну,
Смотрит пожилая итальянка
На невероятную луну.

На ее балконе сохнет платье,
Спит вязанье, брошенное днем.
Небо открывает ей объятье,
Чтоб она подумала о нем.

А вокруг парит благоуханье
Итальянской полночи и тьмы,
Калабрийский ангел отдыхает
На балконном кресле, как и мы.

Лимончелла, белла Лимончелла,
Что еще добавить можешь ты?
Смелости да меткости прицела
В эти две ближайшие звезды.

Из цикла "Отцу"

* * *

Мне снилась ночь, в которой длился крик:
Ни звезд и не луны — лишь только зов шамана.

Вагон качнуло. Рядом спал старик.
Потертая перчатка их кармана
Растерянно глядела пятерней.
Я вздрогнула: Отец, он вновь со мной!

Вагон летел. В окно глазели вишни
И спал старик. Он был отец не мой.
А как похож. Храни его Всевышний!

* * *

И снова в тесноте знакомых сосен
По-детски удивленно встречу осень
И выйду в стынь, в распахнутом пальто,
Смотреть, как прохудилось решето
Пространства между прошлым и былым,
Как плачут души, травы и стволы,
И день уходит по ничьей земле,
И гаснет, и теряется во мгле.
Я улыбнусь — сквозит печаль легка,
Как горьковатый дым от костерка.









Людмила КОЛОДЯЖНАЯ

Из цикла "Московские прогулки"

Поэтесса, автор 25 опубликованных сборников стихотворений и многочисленных публикаций в сети Интернет, а также в различных журналах и альманахах.

Кандидат филологических наук — один из авторов и редакторов Словаря языка русской поэзии ХХ века. Руководитель Литературного объединения Центрального Дома ученых РАН.

1. Нескучный Сад

Мы уже не встретимся в Нескучном,
в лучшем, запорошенном Саду —
снегом, что летел с небес, из тучи...
И я знала, что с тобой иду

в этот день, как будто в день последний,
потому что — шел последний снег,
потому что — шли с тобой по следу
всех, кто расставался здесь навек.

А над нами спутанные кроны
ткали черно-белый свой узор —
призрачную сеть седым воронам,
а вдали тянулся в высь собор —

монастырь апостола Андрея
облачался, словно в ризы, в снег...
Шли. И ты словам моим не верил,
знал, что расстаемся мы навек,

разлетимся по московским клеткам —
будет сниться нам Нескучный Сад,
словно Райский, тот, в Завете Ветхом,
потому что — нет пути назад.

2. Иду Москвой...

Как на призыв забытый твой —
как в забытьи — иду Москвой,
когда высок над головой
звук предпасхальный колокольный...

А я не знаю как сберечь —
как тайну таящую — речь —
как путь твой строгий пересечь
моей дорогою окольной...

Пусть не сейчас — когда-нибудь
когда пройду твой тайный путь —
шагами постигая суть —
судьбы изгибы повороты...

Когда над головой плывут
колокола — когда зовут
не в наш покинутый приют —
в небес распахнутых ворота...

пусть не когда-нибудь-сейчас —
когда дрожит вечерний час
что отражен в пустынях глаз —
людей идущих мне навстречу...

когда пасхальный звук — высок —
летит в небесный потолок
и одиночество — залог
того — что я тебя — не встречу..









Наталья РОЖКОВА

Даль незримая

Москвичка, окончила РГГУ. Автор 4 поэтических книг и более 200 публикаций в России и за рубежом. Председатель секции поэзии Союза литераторов России. Лауреат премий "Традиция" и им. С. Есенина (обе — 2002 г.), "Словесность" (2006).

* * *

Рассыпаны маски. Кончается ночь,
Светильник чадит среди зала,
Вповалку тела — так храпят, что невмочь!
Приходит конец карнавала.
Рассвет серолицый нетвердо бредет,
Комета проносится мимо,
И мать одинокая сына зовет,
И век до падения Рима.
Все ходит старуха, все плачет навзрыд,
И эхо роняет на плиты,
А сын под разорванной шторой лежит,
Для чьей-то забавы убитый.
Конец карнавала. Кружится листва,
Хрустит под подошвою лира,
Как уголь, черны за окном дерева,
И миг до падения мира.

* * *

Казалось: прожито так мало,
И даль незримая звала,
Я старше Лермонтова стала,
Но ничего не поняла.

Признание

"Люблю тебя, Петра творенье"

А. С. Пушкин

Я тебя не люблю, Петербург — Ленинград — Петроград,
Потому что сидит на игле золотой, непогоде по-прежнему рад,
Серый грозный орел; он за каждым движеньем следит,
Здесь Есенин вошел в "Англетер", здесь был Пушкин убит.
Перья влажны от сырости вечной, и клекот пугает людей,
Убежать бы от страшных квадратов твоих ледяных площадей!
Чутко дремлет корабль, что бабахнул тогда холостым,
Столько судеб сгубил, превратив их в две строчки и дым!
Отчего-то носил имя древней прекрасной зари,
Хоть на Запад смотрели стеклянные очи твои.
Плотник-царь, усмехаясь жестоко, здесь пот утирал,
Здесь монархов взлетали куски, караул караулить устал,
Если что-то осталось в душе моей, и в голове,
Я щекой припадаю к любимой растрепе-Москве.

Черты сходства

Читает моя дочка "Дядю Степу"
И пухлыми губами шевелит
Как Мэрилин Монро
Над книгой Каммингса



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.