Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 10 (40), 2010 г.



Алексей Юрьев
Стихи из книги "На острове"

То, что Миру присуще изначально, для нас является открытием при первом знакомстве, а далее становится общеизвестным. И все, что сейчас тайна, превратится в банальное — через какое-то время, а с нами останется прежнее предчувствие тайны, но это будет тень другой тайны. И, как всегда, человечеству придется самому заботиться о себе, не дожидаясь последних новостей. Мы уподобляемся Робинзону, который из двух возможностей: гибель вследствие отчаяния, или спасение собственными усилиями, выбрал второе и превратил свое существование во вполне достойную жизнь.

Неважно, где мы находимся: на клочке земли или в мегаполисе, — у нас остается тот же выбор, что и у Робинзона, да и живем мы все в том же Мире Великой Банальности.

* * *

Вечер в густеющей темноте,
Вино в черной бутылке,
Гравюра в черной манере,
Тени легли за кругом света,
Черная строчка стиха
Споткнулась на белом —
Черные собеседники
Собрались для молчания.

* * *

Пока я на острове,
Небо приходит утром,
Днем приходят облака,
Вечером — закат,
ночью — звезды.
Как много у меня гостей,
Пока я на острове!
Смогу ли встретить всех,
Когда покину остров?

* * *

Когда приходит ветер,
Тишина уже не одинока:
Вечер поднимает крылья,
Листва трепещет,
Облака летят,
Волны,
снега
и пески
Отправляются в путь.

Когда приходит ветер,
Робинзон остается
на острове…

* * *

Взгляд взлетел в небо:
За облака,
светила
и бесконечности —
И упал
в грязь разбитой дороги…

* * *

Хлеб на столе
в деревенском доме,
Петухи и собаки
размечают безмолвие.
Ни хлеб, ни тишина
не знают меня,
А я пришел,
чтобы их соединить.

* * *

Собаки поели,
полаяли на дворе,
Вернулись в дом
и заснули,
Положившись на мою заботу
И на свою веру в меня —
Не каждый верующий
так доверяет Богу.

* * *

Долго,
Очень долго,
Невероятно долго,
Мучительно долго,
Нестерпимо долго,
Дольше не придумаешь!
А надо
Лишь дожить до завтра.

* * *

Хочешь увидеть прошлое?
Посмотри на звездное небо.
Хочешь увидеть будущее?
Засни вечером,
а утром проснешься
В будущем,
которое доросло
До настоящего.
А вечером
снова окажешься
В прошлом звездного неба.

* * *

Вновь приходит вечер.
У него в кармане:
Огни, холод, тишина —
Все брошено Земле,
И от вечера ничего не осталось.
Ночь о нем не помнит,
Но утро соберет обломки
И спрячет для наследника —
Он обязательно найдется.

* * *

Лодка приносит берег,
Берег приносит новый день,
День приносит жизнь,
Жизнь приносит лодку,
Лодку Харона.

* * *

Вечер входит в мою жизнь,
Но не может заменить
Ни утра, ни полудня,
Он — плата за ушедшее,
Иногда это щедрая плата.

* * *

Густое красное вино
Пахнет дальними странами,
Теплыми и солнечными,
Где может жить виноград.
А у нас новый снег
То летит по ветру,
то лежит
И не замечает
косых взглядов Солнца.
И розы в глубоком сне
Не знают:
переживут ли зиму.

День уходит за горизонт,
Чтобы вытащить новое утро,
И это будет повторяться.
Где-то,
к цепи дней,
привязано лето,
Оно примирит нас
С тем, что нет винограда
И розам зимой нелегко,
И только
красное густое вино
Пахнет теплыми странами…

* * *

Дикий виноград
в конце лета
Все-таки создал
маленькие грозди,
Но в густой листве
они были незаметны,
Только в начале зимы
стали видны
Посиневшие ягоды —
и снова
Они были никому не нужны.

* * *

Создаю единственную картину:
Каждый день добавляет
Новые мазки, пятна и линии,
Пусть скрыт
смысл преображения,
Но картина живет
и изменяется
Моим настроением, опытом,
Любовью, разочарованием,
Радостью и скукой.
Неведомый шедевр!
Для меня —
воплощенная жизнь,
Для случайных зрителей —
Старый испачканный холст.

* * *

Натянул холст на подрамник,
Но отложил работу:
Хотелось поместить
чистый холст
В раму и под стекло,
Чтобы он не лишился
Незапятнанной жизни.

* * *

День схлынул,
А на потемневшей бумаге
Проступили строчки стихов,
Необходимых
и рассыпанных,
Как звезды.

* * *

Вечер сметает
остатки солнечного света,
Но дает отступного —
свет звезд, окон, фонарей,
Словно хочет сказать:
я не грабитель,
Я только беру свое.

* * *

Говорят: пустое небо,
Чтобы сказать: потеряна вера.
А небо не бывает пустым,
Но часто его не замечают.

* * *

Солнце равнодушно посещает
Все четыре времени года,
А мы их переживаем,
Как личное горе или радость.
Солнце — профессионал,
А мы — новички.

* * *

Мир и общество
вяжут каждого из нас
Крепкими узлами,
а под ними
Сеть мелких обязательств
Перед собой и другими —
И, в конце концов,
ты — Гулливер,
Связанный и лилипутами,
и великанами.

* * *

Каждое утро
открываю окна в доме,
И дом снова
воссоединяется с Миром.
Каждое утро
и я присоединяюсь к Миру,
Доверяюсь ему,
но каждый вечер
Мир отправляет меня в постель,
Говоря:
ты опять заболел от меня,
Полечись — до завтра.

* * *

Небо — голубое,
Нет, чаще серое
или рваное,
Из кусков облачной ткани,
А ночью оно черное.
Но при слове: небо —
Думаем о голубом.
Мы всегда надеемся.

* * *

День оставляет новый след
На черной исцарапанной доске —
Так видится движенье времени
Сквозь ночь-наследье дня.
А для меня оставил день
Запутанный клубок
страстей и чувств,
Догадок и прозрений,
загадок и сомнений;
Ночь не размотает его,
ведь он — моя душа.
Я — жив,
пока не расплетен клубок…

* * *

Ночью проснулся от грозы,
Показалось:
молния ударила в дом.
Она промахнулась,
Но радость заглушил
новый удар грома.

* * *

Когда ночь упала,
То рассыпала звезды.
Пошел снег
и все засыпал —
Утром Солнце не смогло
Найти ни одной звезды.

* * *

Книга,
гравюра,
резец —
Я почтителен к этим вещам,
Они принадлежали другу,

А друзьям не успеваем сказать,
Что они нам дороги,
Слова бережем
для любимых женщин,
И вместо друга
однажды встречаем
Тень, одиночество памяти.

Но моя память не одинока —
Книга,
гравюра,
резец.

* * *

Белый снег,
темная ночь —
Когда они смешиваются,
Получается нечто
синевато-серое.
Хорошо, что оно молчит.

* * *

Радость жизни:
Смотрю в небо —
значит, я жив;
Смотрю вокруг — я жив!
Смотрю в себя —
и останавливаюсь:
Не хочется нырять
в темное беззвездное.

* * *

Когда-то боялись,
Что Солнце,
уйдя на ночь,
Может не вернуться.
Теперь знаем:
Солнце бросает
листы дней,
Для мет нашей жизни.

* * *

Камню-валуну —
миллионы лет,
Никто не знает,
где его родина,
Почему он оказался здесь,
И сколько поколений
видели валун.
Ему нашлась работа
и судьба:
Камень положат
в фундамент дома —
И о нем забудут.

* * *

Ласточки сидят на проводах,
Дятел долбит ствол антенны,
В саду снуют скворцы,
В огороде прячутся жабы,
Мыши бегают в подвале,
Рыбы плещут в реке,
Лес и травы
продолжают расти,
А облака — лететь по ветру.
Природа
примирилась с человеком,
Но глупцы
готовы продолжать
Гражданскую войну
против природы

* * *

Пустяки и мелочи жизни,
И снова мелочи и пустяки,
Но величаво небо
днем и ночью,
А Земля
щедра разнообразием.
Спасибо за жизнь,
судьба!

ИЗ ЦИКЛА "БАШНЯ"

* * *

Телевизор выключен
за повторы надоевшего,
Радио — за популярное избитое,
Прочитанные книги
сложены в стопу,
Газеты брошены под стол.
Друзья — далеко,
или так далеко,
Что живому не достать.
Можно поговорить
с Мирозданием.

* * *

Вавилонская башня существует,
Она построена из слов
И все еще продолжает строиться —
Это наше представление о Мире.

* * *

То день, то ночь
Наполняют чашу Мира.
Каждый человек
Пьет из чаши,
А она никогда не пустеет
И не переполняется.
К счастью, мы малы
И не можем осушить
Или опрокинуть чашу.




 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.