Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 01 (141), 2017 г.



Владимир Казимиров
"Наброски разных лет и эпох"



М.: "Вест-Консалтинг", 2016

Слово "миротворец" в нашем понимании прочно ассоциируется с "голубыми касками".
Популярная энциклопедия дает такое определение понятию: "военный, служащий, как правило, по контракту, и способствующий налаживанию и восстановлению мирных отношений".
Однако в евангельском толковании все гораздо серьезнее. Те, кого мы изо дня в день видим по телевизору, вряд ли являются миротворцами в христианском смысле этого слова. Мало прекратить стрельбу, необходимо, учитывая интересы конфликтующих, прийти к общему решению, благоприятному для обеих сторон. Ибо мир — понятие не отрицательное, характеризующееся простым прекращением военных действий. Мир начинается с оформления соглашений, принятия противоборствующими сторонами обязательств по урегулированию конфликта. Это открывает дорогу к новой реальности, способствующей вытеснению вражды. Те же, благодаря которым действительно успокаивается непростая международная обстановка, зачастую остаются за кадром.
Владимир Казимиров — старожил и легендарная личность дипломатической службы России. В 1994 году он оформил перемирие в Нагорно-Карабахском конфликте. Незадолго до завершения очередного витка этнополитического противостояния дипломат написал стихотворение "Гонка мира":

"Гонка мира" неподвластна планам:
дни навылет, ночи — напролет.
Кручи обвивают нас туманом.
В пропасть приглашает гололед.

А не то приветит хлестким залпом
та или другая сторона.
И твоей окажется внезапно
их междоусобная война.

Эти строки автор начал писать в Ереване, а закончил — в Степанакерте, столице непризнанной Нагорно-Карабахской республики. Разруха, ожесточение, нищета.… Нет нужды говорить о том, какую боль испытывает поэт, ставший волею судьбы руководителем посреднической миссии России. Далее читаем:

Не витийствуйте потом на тризне —
все вы сами знали наперед.
Как сберечь былинки наших жизней,
если счет на тысячи идет?!

Духом братолюбия проникнута первая книга Владимира Казимирова — заслуженного работника дипломатической службы РФ. Называется она незатейливо — "Наброски разных лет и эпох". И оформлена скромно: на голубом фоне — контур знаменитого здания на Смоленке. Тон обложки выбран как нельзя более удачно: не строгий серый, не кардинальский красный. Кроткая бирюза — цвет мирного неба, согласия и русской незабудки.
Писать стихи будущий Чрезвычайный и Полномочный посол начал еще в начале 50-х годов прошлого века, когда, по собственному выражению, "по лабиринтам дипломатии/ на ощупь сослепу побрел". Отнюдь не считая себя поэтом, он сам о себе высказывается: "Всегда считал свои стихи случайными — написанными по случаю, не лишенными даже противоречий". И эта скромность умножает другие человеческие качества автора: свежесть чувств, интеллигентность, отличное владение русским языком:

Освежай наши души, бушующий ветер,
пой задорные песни, чтоб всяк подпевал,
чтобы звали в огонь,
                        чтоб никто не заметил,
как взойдем мы с тобой
                        на крутой перевал!

Так было в 1949-м году, но и через десятилетия, через смену эпох пронес эту юношескую жажду жизни выдающийся дипломат. СССР, "лихие девяностые", "нефтяные нулевые"… Книга представляет собой обобщение огромного жизненного опыта: в ней представлены как ранние стихотворения, так и совсем недавние. Наряду с гражданской лирикой в разделе "Родина и загранка", в сборнике есть раздел "Свои и чужие", наполненный мягкими, проникновенными строфами.
Если дипломат говорит "да" — это "может быть", если "может быть" — это "нет". Если дипломат говорит:

Я забыл про чувственные мути,
и когда порой назад взгляну,
на ухабах юных перепутий
вижу многих — не тебя одну.

И тогда за пеленой тумана
 будто прозреваю, и видны
Совести мучительные раны,
Легкие царапины вины…

…то это — Владимир Казимиров. Сильному не страшно казаться слабым.
Набросок — это предварительный вариант рисунка в виде грубых линий и контуров. Линии в таких рисунках резки, детали не прорисованы. Главное в наброске — простота, широта передаче формы объекта. Так и стихи Владимира Казимирова сильны своей прямолинейностью, как он сам выражается, "недоделанностью":

Никто не выбирает — где родиться.
Ни город, ни деревню, ни страну,
что и не ставят никому в вину.
Нам дарят целый мир как заграницу,
а Родину — пожизненно одну.

Среди обывателей распространено мнение: дипломат выдаст вам все, что угодно, кроме своих чувств. При исполнении — да. Но не в творчестве. Стихи — лучшая часть человеческой души, и сфальшивить тут попросту невозможно:

Друзей не хоронят. Они остаются
                                   как совесть.
Не им ли она и обязана тем, что жива?
Под взглядом друзей коченеешь,
                        нагой и босой весь —
Они не услышат твоих оправданий слова.

Владимира Казимирова отличает врожденное чувство такта, трепетное отношение к людям — от институтских товарищей до населения африканских республик. Высокий уровень осознания себя и единства всего живого, проницательное сострадание — основные черты его поэзии. Скептик ухмыльнется: мол, специфика профессии. Но мы-то знаем, что все наоборот: чистые сердцем становятся миротворцами, ибо тяжело переживают чужие ссоры, будь то бытовая склока или гражданская война:

Ты думал, цветы здесь, ан — голо!
Тут все потравила война.
Отсюда и слово — Ангола,
Больная враждою страна.

Ты должен во мраке полночном
рассвет дотащить за спиной.
Как хочешь —
                        ты должен помочь им —
Покончить с проклятой войной!

Ольга ЕФИМОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.