Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 01 (141), 2017 г.



Ирина Голубева
"Здесь тишину называют по имени"



М.: "Вест-Консалтинг", 2014

Стихи Ирины Голубевой очень музыкальны, и это, конечно, неудивительно. Ведь поэтесса еще и композитор, автор-исполнитель. Неслучайно стилистика ранней ее лирики выдержана в духе бардовской культуры. "В доме нашем свет и уют, / а над домом вечность и снег… Там поднимет Моцарт смычок, / и негромко вступит рояль…". Конечно, это песни под гитару, песни молодого человека с чистой душой, романтическими мыслями о бесконечности мироздания ("Шуберт, правда, что бывает / неоконченное эхо?"), о бескрайнем будущем, о том, что "бьют часы, в который раз бьют, / их не остановится бег", и о том, что обязательно "дальняя звезда-бирюза / утром упадет на крыльцо". Да и Моцарт, Гайдн, Шуберт, Чайковский — постоянные собеседники лирической героини И. Голубевой. Будущий мир еще полон волнующих тайн: "…глаза закрыть, и ты травы услышишь разговор — / о чем? / …Какие тени там в углу? Каких людей / следы останутся в саду, в траве у тополей? / Каких людей?".
Этот настрой на счастье не покидает лирическую героиню и по прошествии лет.

… И жесткий круг
Реальности рассыплется на части,
На ломтики, румяные от счастья.
В начале было Счастие, мой друг.

Но вот они появляются — "мой личный дождь", "зонта горбатый материк — / часть света в замкнутой душе"; "и колотится сердце в закрытую наглухо дверь…". Казалось бы, верные приметы взросления, необходимости решать задачки жизни, исправлять ошибки в ее диктантах, латать душу и согревать озябшее на вселенских сквозняках сердце… Нет, лирическая героиня И. Голубевой, конечно, взрослеет, но вместе с тем мудреет, становится более сильной, а главное, не теряет душевных чистоты и света.
Если говорить о нынешнем этапе творчества Ирины, то здесь уместно процитировать строки из ее собственного и, что самое удивительное, раннего стихотворения:

Дальше — проще. Дальше — яснее.
Нет потрясений — есть осмысление.

И вот, сквозь печальную осень "облетает облепиха опять, / пляшут стайки запоздалых опят, / и не зная про сентябрьскую грусть, / пляшет черный, пляшет заспанный груздь… / И теплеют на закате сердца. / Просто осень! Просто жизнь без конца!".
Любые метаморфозы жизни поэтесса принимает всем сердцем, ища в новом этапе место всему, что было, что есть и что будет.

Я согласовываю времена.
Когда забудутся воспоминанья,
Когда на первое свиданье
Придет последняя весна…

…Ах, мне бы очутиться в них опять,
понять, принять, себя согласовать
и измениться. Или изменить…
Дрожит, дрожит связующая нить…

Цикл стихов 2010-2014 года открывается символическими строками, призванными объяснить, что новый этап — это новая жизнь, все с чистого листа, но это жизнь без измены своим внутренним установкам, себе самому, своей готовности и дальше нести этот ясный свет чистого сердца:

Это только начало. Прелюдия. Тихое пение.
Это тонкая связь между небом и чистым листом.

А заканчивается стихотворение такими словами:

Так, дружок, и живем, восходя и сходя по ступеням,
Так нелепо, так искренне, так безоглядно живем!

Уже появляются стихи-посвящения реальным людям, близким, и тем, мимолетная встреча с которыми окрылила душу, и тем, кто уже ушел навсегда. Только тонкая связующая нить не прерывается, диалог продолжается: "когда ты в небесах, / на земле будет больше солнечных дней!"
Снова появляется образ эха, только уже из уст зрелого человека, который не пытается больше задавать вопросы и искать на них ответы, просто живет, умещая в нынешнем дне все, что довелось испытать и доведется еще. И стихи уже — зрелые, точные, исчерпывающе самодостаточные, щемящие, дергающие душу. Такого рода стихи, которые захочешь перечитать вновь и вновь.

…падаю в осень. Размякшая глина
След принимает. Ясно вдруг понимаю —
То, что светило в лицо, нынче греет спину.
Белые нити сшивают дома, овраги,
Как ни рассматривай, как ни меняй угол зренья…
…Шаг мой, как будто бессвязный рассказ, сбивчив,
Собственный шаг мой путается под ногами.
Эхом двух жизней, нынешней или бывшей,
Занавес осени падает вслед за нами.

И поэтический язык становится более разнообразным и узнаваемым, голос поэтессы Ирины Голубевой не спутаешь уже ни с чьим другим: "Январь — колыбель январят"; "и блаженное безделье, / словно тесто на дрожжах, / поднималось, разливалось…"; "в нашем августе правят ангелы, / и сбывается чья-то жизнь"; "двор нашего детства — он так огромен, / в нем облако вишен растет и тает, / и кажется, сам ты стоишь вровень / то с линией солнца, то с птичьей стаей!" — Чудесные, глубокие, мудрые стихи. А портрет Петербурга вообще, представляется мне, — один из самых удивительных и верных в русской поэзии:

Здесь, как обычно, ветер, и так промозгло,
что дом освещенный кажется частью суши.
Согнуты руки мостов, обнимают воздух.
Век разговоров ушел, пришло время слушать
речь высоты — соборов, шпилей, памятников;
здесь даже вода поднимает голову,
чтоб видеть дворы, в которых небо запаяно…

И самое главное, что остается в душе после прочтения стихов Ирины Голубевой, то, что заявленный ею еще в начале творческого пути постулат о бесконечности жизни — верен, необорим и бесспорен. Со стихами поэтессы мир "уж в который раз" открывается "медленно и подробно — / заново, словно жизни воскресший вкус / приняли мы, как младенцы, из первых уст".

Ольга ДЕНИСОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.