Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 11 (139), 2016 г.



Татьяна ГРАУЗ
СЧАСТЛИВАЯ

"Я была счастлива с тобой, я говорю тебе правду, только зачем же тогда все эти муки?" Лена смотрела на мужа жалким измученным взглядом. Простоватая, веснушчатая, располневшая после вторых родов, скрещенные на мягком животе руки, тоска и обреченность, исходившие даже от байковой в мелкий горошек ночной рубашки. Муж пришел под утро подвыпивший. Долго топтался в узком коридорчике. Клацал выключателем. По старому выцветшему линолеуму от приоткрытой двери тянуло легким сквознячком.
Промаявшись полночи, прислушиваясь к каждому шороху — "вчера у Варьки живот заболел, видимо, переела черешни" — Лена долго смотрела на сонное лицо девочки. В предутренних сумерках безжизненно серел тусклыми звездочками и парашютиками ситец детского пододеяльника.
За ужином Лена вспоминала, как в детстве ходила с отцом на дальний родник за поселок. Шли они долго. В жаркой тени огромных черешен. Под неумолчный стрекот кузнечиков. Останавливались иногда. Присаживались на нагретую солнцем сухую траву. Отец разворачивал мягко шуршащую промасленную бумагу, доставал черный хлеб, густо посыпал его солью, неторопливо жевал, запивая небольшими глотками родниковой студеной воды. В складках загорелой шеи отца поблескивал пот. Лена до сих пор помнит кислый вкус хлеба и металлический привкус горлышка фляги. "Надо бы дедушку навестить", — говорит она двум своим дочкам, уплетающим за обе щеки только что помытую, влажно блестящую черешню.
В начале августа Лена любит ходить к заросшей ромашками и барвинком могиле, сметать мягкой тряпочкой пыль с темного, со слюдяными прожилками гранита. Разглядывать прищуренное лицо отца на потрескавшейся эмали. "Мне здесь так хорошо, дорогие мои", — будто говорят эти узкие, так похожие на Ленины, глаза. И, присев на скамейку, Лена с интересом наблюдает, как шустрая белка ловко спускается со ствола березы и ждет: не оставят ли ей что-нибудь вкусное.

Заперев на защелку дверь ванной комнаты, муж Лены тихо матерится. Слышно, как он раздраженно возится со шлангом душа. В унылой темноте дома вызывающе долго шумит вода. Лена обреченно устраивается на стареньком, промятом диване в гостиной. В предрассветных сумерках квадратная комната кажется зыбкой и призрачной. Мучительно темнеют ненужные, оставшиеся еще от деда, книжные полки. Возле плохо зашторенного окна нежным пятном сияет фотография — ясное юное лицо девочки, склоненное над раскрытой тетрадью.
Весной они с мужем развелись.
Несколько месяцев муж Лены не хотел видеть ни ее, ни двух ее дочек. А когда у него, в его новой семье, родился крепкий белобрысый мальчик, бывший муж Лены стал иногда навещать Лену и двух ее девочек, приносить им милые ненужные подарки. Иногда Лена встречала своего бывшего мужа где-нибудь на улице. Плотный, в защитного цвета штормовке мужчина средних лет неторопливо прогуливался с молодой, чуть полноватой женщиной и медлительным пухлым мальчиком по пустому, залитому скучным сентябрьским солнцем поселку. Лена с завистью смотрела, как улыбается отец ее девочек, когда обращает свое грубое обветренное лицо к розовощекому и всегда чем-то недовольному ребенку.



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.