Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 10 (138), 2016 г.



Сергей КАРАТОВ
МОЯ ОДИССЕЯ



Сергей Каратов — поэт, прозаик, публицист, критик. Родился 26 января 1946 года на Южном Урале в г. Миасс Челябинской области.
Окончил Миасское педагогическое училище в 1965 г. Работал учителем, геологом на Севере. В 1977 году окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Семинар поэта Евгения Долматовского. В том же году выпустил первый поэтический сборник "Березовый лог". В 1978 году организовал в столице литературное объединение "Звезда", из которого выросла яркая плеяда поэтов и прозаиков. После выхода сборника "Снежная ягода" (1982) в 1983 году был принят в Союз писателей СССР.
Участвовал в создании в Москве первого Литературного кафе на Сретенке. В 1988 году выпустил книгу стихотворений "Клинопись птичьих следов". Совместно с поэтом Андреем Вознесенским был организатором проведения Фестиваля советско-французской поэзии в 1989 году. В 1993 году выпустил веселую поэму "За-дам-с", о которой писала пресса; ей была посвящена статья в монографии Думитру Балана "Русская поэзия 20 века", вышедшей в Бухаресте в 1997 году.
Стихи переводились на румынский, вьетнамский, французский, эстонский, туркменский, немецкий, болгарский. Песня "Не оставляйте женщину одну" звучит в исполнении известных певиц Нани Брегвадзе и Анны Вески.
Песня "Живешь, не сетуя, не злясь…" живет в народе в исполнении Григория Эпштейна.
В последние годы активно занят прозой. Автор двенадцати поэтических сборников. Последний из которых "Не оставляйте женщину одну" вышел в августе 2014 года в издательстве "Авторская книга". Публиковался в "Новом мире", "Юности", "Смене", "Октябре", "Дне поэзии", а также в современных журналах "Наша улица", "Предлог", "Московский Парнас", "Зинзивер", "Острова", "Кольцо А", "Царицынские подмостки", "Дети Ра", "Муза", "Эолова арфа", "Туркменистан", Интернет-альманахе "45 параллель", журнале "ЛАВА" (г. Харьков), "Европейская словесность" (Германия), "Полярная звезда", альманахе "Современная русская литература" (г. Кишинёв)и др.
Как критик и публицист выступает на страницах "Литературной газеты", "Литературной России", в "Независимой газете", в газетах "Культура", "Информпространство", "Глагол" и др. Член Союза писателей России, Союза писателей Москвы и Союза писателей ХХI века. Живет и работает в Москве.



*  *  *

Я знакомство с тобой
Продолжаю, нетронутый Север.
У суровых поморов
Я нынче учусь доброте.
Не был здесь Одиссей,
Я поверю в свою одиссею,
И мои корабли
Поплывут по весенней воде!

Выбирал я Памир,
Наскребал на билет в Забайкалье,
Только эти края
Головы мне вскружить не смогли.
После споров с братвой,
После долгих словесных баталий,
Увлекло меня вдаль,
На магнитное поле Земли…

Ах, как письма зовут
Голосами — то тихим, то зычным,
Ах, как сердце стучит, —
Будто мне до тебя полверсты!
Я теряю тебя,
Обретаю друзей закадычных,
Что с таежных верховьев
Ведут золотые плоты.

Я на землю ступил,
Где сиянье раздвинуло своды,
А вчера из Печоры
Довелось мне воды пригубить.
Если прежде серьезно
Не умел я влюбляться в кого-то,
То я здесь непременно
Научусь горячее любить.

Я пред тундрой цветной
Замираю на каждом узоре,
Прописавшись душой
Навсегда
в лебедином краю.
За Печорской губой
Распласталось заправское море,
Где врываются волны
В тревожную юность мою.



УХОДЯЩИЙ

Как сильна расставаний печаль!
Сердцу стыть на ветрах леденящих.
Уходящим оставшихся жаль,
Остающимся жаль уходящих.

Для отъезда снимают запрет
Рев движка ли, коня ли седланье,
Сколько будет положено лет
На алтарь исполненья желанья?

В остающихся комплекс вины,
Что сломить не сумели гордыню.
Он четыре избрал стороны,
Он скитается там и поныне.



НОЧЬ НА РОДИНЕ

В седой туман окуталась елань.
За светом вслед
умчалась пятитонка.
А где-то вдалеке собачий лай
Густую темь проламывает звонко.

Литых стволов удерживая мощь,
В других веках орудуют коренья.
Уже заметно,
как сместилась ночь,
Таящая возможность повторенья.

В родном краю, а кажется, в чужом.
Куда тебе: налево иль направо?
Но Млечный путь,
что в лужах отражен,
Теперь твоим становится по праву.

И хорошо, что нечего нести.
И на тебя никто не посягает.
Лишь две звезды на всем твоем пути
Издалека
мигают и мигают.



К ДРУЗЬЯМ

Сканирую огромную толпу,
И никого знакомого не видя,
Я не останусь дома, сиднем сидя.
На город я
                        нисколько не в обиде:
К своим друзьям я проложил тропу.

Улыбкой Гоголь мне развеет скуку,
И с Пушкиным я за одним столом.
Есенин —
                        златоглавый Аполлон —
Ответит мне поклоном на поклон,
И вежливо мне Блок протянет руку.

Размениваться грех на медяки...
От них всегда бывает много каверз.
Но в истинных друзьях я не раскаюсь!
Так Данте,
                        в преисподнюю спускаясь,
Вергилия избрал в проводники.



АНТИЧНЫЕ ПОЭТЫ

Знал Овидий славу и гоненье,
В ванне вены вскрыл себе Сенека,
Диоген едва избег плененья:
С фонарем не ищут человека...

Люди обо всех судить горазды,
У великих находя изъяны:
— От войны бежал поэт Гораций!
А Лукан и Флакк валялись пьяны...

У Катулла фраз немало резких,
Были в них намеренья благими.
Гесиод — певец орехов грецких
И лугов с пастушками нагими.

Строки их дарили наслажденья,
Вызывали споры и проклятья.
Все познали — взлеты и паденья,
Гнев царей и женские объятья.

Их пугали изверженья Этны,
Грозные Пунические войны.
Убежден: мыслители, поэты
Не случайно вечности достойны.



ХОЛСТ

Не повторяйте имя всуе красавицы, что я рисую,
Красавицы, что я целую, и каждый день напропалую
Иду сквозь тернии к мечте, а все, что рядом с ней, — не те…
Вскипает кофе на плите, и колбасу я полосую,
И краски медленно фасую, ищу изъяны на холсте.

Вот я ее несу босую в одежде пляжной по песку,
А если рядом нет — тоскую, и нечем вывести тоску.
Ищу ли пятновыводитель? Хочу ль вернуться в ту обитель,
Где счастье краткое мое пугает криком воронье?

То окружение ее, и в неизбежности конфликта
Сомненья нет, на острие иду, открытый нараспашку,
Усмешку прячу и ромашку… И вот она идет ко мне,
И перемешаны все краски. Опять душа желает ласки,
И сердце плавится в огне.



ЮРЮЗАНЬ

По вечерам вдоль речки Юрюзань
То горы отражаются, то лань,
То зори надвигаются бруснично,
И костерок искрится феерично.

Там скалы нависают над водой,
Стада коров домой несут удой,
И рыбаки садятся у огня,
Чтоб обсудить трофейного линя.

Прокладывая русло сквозь века,
Преобразила все вокруг река,
И горы расступились в тишине,
Лишь самоцветы прячутся на дне.



ТАРАНТЕЛЛА

Плясал тарантул тарантеллу,
Мелькали серьги и кольцо;
Плясал усердно, и вспотело
Его мохнатое лицо.

Все то, что было не подъемно,
Сметалось взмахами ресниц;
Он в раж входил и упоенно
Взвивался ввысь и падал ниц.

Тарантул отдал свое тело
Во власть зигзагам и кругам,
И прядь слетала то и дело
К периферическим ногам.



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.