Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 10 (138), 2016 г.



Александр Вепрёв
 "Мой взгляд не сгибается в локте, или Случай с Шаляпиным"



М.: "Вест-Консалтинг", 2015

Насмешливый Вепрёв смотрит на мир со свойственными ему снисходительностью и терпимостью, хотя и называется его книга "Мой взгляд не сгибается в локте, или Случай с Шаляпиным".
Наполненность этой книги лирическими героями — одна из сильных ее сторон. Благодаря ей пространство сборника расширяется, мир охватывается с разных точек зрения в объеме нашего с вами времени. Бытовые зарисовки, картинки с натуры, увиденное и услышанное являются вдохновляющим началом творчества этого автора.
Лирические герои — самые разнообразные. Прежде всего, это сам поэт с его раскрепощенным, ироничным взглядом на жизнь, окружающий мир, существующие нравы. Описание даже чего-то заведомо негативного подается с его южным, солнечным смехом. Например, "кошельки" (богатые отдыхающие, — Н. Л.) или "девушки из фирмы экскорт-услуг", напоминающие цапель.
В герои (или героини) могут попасть "строители Олимпиады", неожиданно интересующиеся поэзией, проводники в вагонах, продавщицы или просто понравившиеся девушки или женщины. Это не только "спутницы", которые "ходят в одном чулке в сеточку" или женщины из "Кефирного романа" ("…сказать женщине, что она красивая, не так сложно, / сложнее сочинить для нее красивый мир, / если, конечно, женщина сама не сочинит его прежде…"). Лирической героиней верлибра в десяти верлибрах "Нищенка" стала старушка из подземного перехода. Здесь уже нет ни иронии, ни смеха, а размышления, уводящие нас в метафизику: "Нищенка крестилась и благословляла благословляла / и крестилась. Люди проходили и кланялись…".
Один из важнейших лирических героев Вепрёва — природа юга. Именно она возводит стихи до поэтического пейзажа.

Ближе к полудню море слилось с облаками
                                               молочного цвета.
Кое-где все же просвечивало синее небо,
                                               но совсем немного.
Даже солнце освещало море туманно-молочным
                                                           светом,
так светило, как будто находилось в пучине
                                               молочного моря…

Иногда думаешь, читая Вепрёва, для чего такое дотошное перечисление предметов, как, например, в верлибре "В голове каменного дракона". На столе кабинета "…Можно увидеть флешки, пустые файлы, ручки, / чашку с остатками недопитого кофе, / расческу-фен, похожий на маленький кондиционер, / зажигалку в пенале из крокодильей кожи…" и т. д. Описание кабинетного стола с полным набором того, что на нем лежит, или домашней утвари прошлых времен ( "…оранжевый абажур, комод, / два венских стула, старые фотографии / и бронзовую статуэтку купальщицы…" ("Шерстяные рейтузы") позволяет вжиться не только в определенный период времени, но и заглянуть в душу современного лирического героя, того или другого, в его мысли и желания, нередко приземленные и меркантильные, но понятные и оправданные в существующем мире.
Вепрёвская любовь к деталям может погрузить читателя в фантастический мир неодушевленных предметов, в которые автор вдыхает жизнь. Деревьям раздаются забавные имена: "Олень", "Осьминог", "Танцующее дерево", они говорят, здороваются и улыбаются ("Они будто люди"). Обычный трактор "…Кашляет. Пускает дым кольцами, / как больной из палаты, что прямо по коридору…" ("Трактор"). Персонификация как стилистический прием свойственна поэзии Вепрёва.
Беззлобные, а иногда и острые шутки автора также часто сопровождаются литературными приемами. Например, контаминация — включение в верлибр видоизмененной цитаты: "…Что касается платья, / то легким движением руки платье может превратиться / в элегантные шорты…". Или: "…И я не удивился бы тому, что если кто-то, проходя мимо него, / положил камень в его протянутую руку…".
Или:

…И вспоминает —
Певицу Надежду (не припомнит отчества) Бабкину
И примадонну Аллу Борисовну Пугачёву,
Которые вырастили и создали новых мужей сами.
Но это история культуры современности,
                                               а не древности,
Даже для преподавателя древней истории Рима,
которая говорит, как говорит сама история,
что все дороги ведут в Рим
или в Москву…

Композиционный параллелизм, подчеркивающий и усиливающий ироничное отношение к происходящему, также нередок в творчестве автора:

…Кошельки семенят этими ножками,
семенят по брусчатке набережной,
семенят по дорожкам и тропинкам парка,
семенят вдоль Курортного проспекта, семенят,
имея при этом важный вид, семенят…

Иногда это и философские выводы, включающие перефраз: "…Я задался вопросом, / перефразируя знаменитое утверждение: / Почему люди спешат? Неужели, лучше жизни / может быть только та жизнь, / которой мы не живем?".
Несмотря на то, что книга состоит только из верлибров и стихотворений в прозе ("рыцарем верлибра" назвала А. Вепрёва Елена Сафронова), эксперименты автора в этом жанре могут удивить читателя. Здесь вы встретите и классические верлибры, и трехстрочные, и одностроки, и даже афоризмы с пословицами. Одна из пословиц касается самого слова и напоминает русский народный вариант, о котором читатель легко может догадаться: "Слова — не пыль, ни тряпкой не сотрешь, / ни плевком не сдуешь". То есть, "что написано пером, не вырубишь топором".
Как поэт Александр Вепрёв уже не в первый раз заявляет о себе своим словом, в котором каждая подробность — это четко выверенный рисунок его собственного стиля.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.