Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 10 (138), 2016 г.



Юрий Милорава
"ОВЕХО"



М.: "Вест-Консалтинг", 2016

Юрий Милорава известен как переводчик, мемуарист, поэт-авангардист и исследователь авангарда.
Родился в Тбилиси в 1952 году, окончил Тбилисский институт иностранных языков. Жил в Москве, с 2007 года живет в Чикаго (США).
Он автор книг стихов "Взамен" (Москва, 1996), "Прялка-ангел" (Москва, 2003), а также критических статей, мемуаров, переводов с французского, немецкого, грузинского языков. Печатался в журналах "Континент" (Париж), "Дети Ра", "Воздух", "Футурум Арт", Журнал ПОэтов", "Крещатик", "Зинзивер", в антологиях и альманахах. Переведен на многие языки. Опубликован в журнале "Вопросы литературы" с мемуарами о В. Б. Шкловском.
Если ранее Милорава была близка стилистика русского кубофутуризма, то его новая книга "Овехо" исповедует дадаизм — авангардное течение, сливающееся как с сюрреализмом, так и с экспрессионизмом, в том числе и в поэзии.
Основателями дадаизма считаются Хуго Балль, Рихард Хюльзенбек и Тристан Тцара. В Советской России к дадаистам относилась группа "Ничевоки", просуществовавшая с 1920 по 1922 годы в Москве и Ростове-на-Дону и разработавшая манифест, один из пунктов которого звучит следующим образом: "Всякая поэзия, не дающая индивидуального подхода творца, не определяющая особого, только субъекту свойственного мировоззрения и мироощущения, не оперирующая с внутренним смыслом явлений и вещей (смысл — ничего с точки зрения и материи) как рассматриваемого объекта, так и слова в данный момент времени — с сего августа 1920 года аннулируется".
Книга "Овехо", с присущими только автору "мировоззрением и мироощущением", вполне соответствует этим постулатам. Кроме того, в ней использовано все разнообразие литературных приемов предшественников-авангардистов для индивидуальной постройки стихотворения.
Это, например, "нанизывающий стиль" Хюльзенбека, который указывает на разорванность связей, сознания, логики и мира в целом. В нем соединяются множественные микротексты, картины переплетаются с образами.
В отличие от экспрессионистов, которым тоже подобный стиль не был чужд, у Милорава, как и у Хальзенбека, отсутствует "трагическое сознание".
Поэзия звучит в приподнятом мажоре, редко впадая в минор.
Отсутствуют также рифмы и размер, деления на строфы, — то есть то, что в авангарде называется "нетрадиционное оформление стиха", но это не нарушает ритмики, не вредит звуковому ряду, музыкальности стихотворения, что наблюдается уже с первой книги Милорава.
Мне нравится, что автор далек от мотива смерти, который был одним из любимых у Пауля Целана. Но как и поэзия Целана, тексты Милорава часто напоминают метафизические заклинания на уровне того замка и ключа, с помощью которых мы входим в неизведанный поэтический мир.
"Поток сознания" здесь является не просто произвольным потоком. Он базируется на событиях, впечатлениях, встречах и разговорах, зашифрованных в строфически отстраненные схемы. Рефлексия читателя, в данном случае, направлена не на само стихотворение, а на его восприятие через ритмику, музыкальность построения слов. Оно происходит на ступени, близкой к медитации.
Милорава, несмотря на авангардное направление, отличается от других своих собратьев по перу метафорической нежностью. Даже названия циклов книги доказывают это ("крылья стеклянной жары", "раскосые капризы в облаках"...). Некоторые из них могли бы претендовать и на название сборника ("утро. новый баланс", "...милость к неосторожным" и т. д.).
Возможно, романтичность натуры этого поэта восходит к европейским предшественникам. Таким, как Гейне или Адельберт фон Шамиссо.
И все-таки, оставаясь авангардистом, Милорава нередко начинает свои стихи и в прямом, и переносном смысле, с глагола. В стихах присутствуют элементы кубофутуризма, как, например, нестыковка фраз, но в них нет эпатажа, рассчитанного на читателя.

собирал

соединял
только снаружи он это смог.

но в квартире не мог. а в квартире смог.
случай
эта встреча при выходе на улицу
неожиданностью!
было это
весомостью
произнесенного
слОва
"овехо"
но нет —
ни значения ни смысла в нем —
никакого. но "овехо" — это слово да —

(два — подтверждает — смысла) говорит: —
"да и да" и значит общий тут им смысл
и не заметит —
сам устремившуюся паутинку притяжение его
                                                           и ее подлета
над
головами другими! Танец
она подлетит
он подойдет
она подлетит
а встретил сам себя.
тогда вышел ходил. еще не смеркалось
и были снова
мечты про свое.
задать свой вопрос
мысль следом
уже первую неделю
улиц фонарные и другие столбы толстые и тонкие
вдоль тротуаров снизу, на высоту доступности
они были одеты
в разные вязанные кофты
...когда
прохожие
шли вдоль стен.
...и. То — что-то липло и дотрагивалось до них.
и до него и-ли "почти"

Творчество Юрия Милорава отмечено литературными премиями, в том числе премией "За вклад и развитие современной поэзии" международного фестиваля поэзии "Другие".
В книгу "Овехо" вошли стихи из циклов в период с 2003 по 2016 годы.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.