Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 08 (136), 2016 г.



Любовь Красавина
"Кружево страсти"



М.: "Вест-Консалтинг", 2016

Летом 1994 года Любовь Красавина выступила на площадке "Турнира поэтов" на Празднике "Московского комсомольца" в Лужниках. К микрофону тогда вышли человек сто пятьдесят — юных и не очень — стихотворцев Москвы. Помню, выбирали Принца и Принцессу поэзии "МК" того давнего года. Кого выбрали — не помню. Помню, что не Любовь Красавину. Сегодня думаю, что это было несправедливо. Если уж кого и надо было наделить этим эфемерным титулом, так только ее. Что делать, жизнь — это цепь зачастую несправедливых ошибок и случайностей. Я хорошо помню все это, потому что именно мне довелось в течение почти десятка лет вести эту устную перекличку поэтов и одновременно рубрику в газете, под которой печатались стихи талантливых, но неизвестных…
Через двадцать лет в июне 2014 года мы встретились с Любой на юбилее общего знакомого — одного из московских поэтов, который отмечал свое пятидесятилетие. Мы разговорились, и я понял, что Любовь Красавина осталась верна тому, что волновало в ранней юности. Ее недавняя книга стихов так и называлась "Хроническая верность". Верность — поэзии, творчеству, высокому искусству.
Но не думайте, что эти годы она прожила в башне из слоновой кости или еще из какого драгоценного материала. Она прожила это двадцатилетие в нашей жестокой действительности, закончила математический факультет Педагогического института и психологический — МГУ, стала мастером спорта по биатлону, кандидатом в мастера спорта по большому теннису, опытным теннисным тренером, а я смотрел на нее и думал, как смогла эта хрупкая и изящная женщина быть такой сильной и неукротимой в своем стремлении к высотам поэтического искусства.
Я бы не назвал ее поэтессой — в этом определении давно появился оттенок некоей жеманности, почему многие из пишущих женщин и предпочитают называть себя поэтами. Но здесь вспоминается Саша Чёрный: "поэт мужчина — даже с бородою…"
Наверное, будет точнее применить к образу Любови Красавиной слово, которое последнее время обозначает именно это — поэтессу, но без жеманности: поэтка.
Она самая настоящая поэтка, причем пишущая с такой эмоциональной силой, что я, пожалуй, не смогу назвать никого, кто мог бы с ней соперничать в этом из ее коллег-женщин в первые два десятилетия нового века. Иные ее эмоциональные высказывания раскручиваются, как пружина, или, если применить спортивные термины, как резаные подачи теннисных мячей. Красавиной как мастеру тенниса понятно, что такое оборона или нападение на корте. Примерно такая же стратегия избрана ею в стихах.
Конечно, одна из предшественниц и учителей Любови — это Марина Цветаева с ее безоглядной эмоциональностью и необузданными внутренними страстями. Но есть и что-то новое, о чем во времена Марины Ивановны и речи быть не могло. Так, например, Красавина изобрела новый жанр, несомненно примыкающий к словесному искусству поэзии. Она назвала свои опыты "твиттерами". Твиттер — это напряженное словесное высказывание, замкнутое в жесткий объем 199-и компьютерных знаков. Всего одна длинная строка — то ли лаконичное стихотворение в прозе, то ли, если строку разбить на 4-5 периодов, ее составляющих, вполне узнаваемый и уже почти традиционный верлибр. Вот пример ее любовного твиттера:
Вы, вероятно, любили бы меня, если бы умели. Современные неандертльцы даже не представляют, где у них сердце — этой целины на всех хватит. НО я не умею делиться!

Не солнце, а тень солнца
встает над нами.
Полощется знаменем время,
горячие головы сея
в ледяную землю.
Не сердце, а мертвое сердце
поет
о Тебе.
Сколько
выиграли те, кто выжили?
Сколько — кто ушли?
И нам не простится,
что мы — не они;
оттого, что у них — никого,
кроме нас.

Отдавая Красавиной должное в ее поисках, признаюсь, что сам я не сторонник верлибров. Я считаю, что истинная поэзия — это именно классика, двустишие, или четверостишие, оперенное рифмами. Здесь надо сказать, что наша поэтка крайне успешно справляется со следованием классической форме. Мне очень нравится ее ясное стихотворение:

О прежних временах, о прежней боли снова
Легко поют о нас все те же соловьи;
Когда уйду совсем под сень иного крова,
Мне будет не хватать — только твоей любви.

Последнее десятилетие ее стихи часто появлялись на сайтах Интернета, в журналах — не только бумажных, но и одновременно в сетевых, таких, как, например, "Дети Ра" или "Зинзивер". В октябре 2014 года она представила в "Литературной газете" яркий и заметный цикл из девяти стихотворений. И еще подборку в знаменитом московском "Дне поэзии", возобновленном энтузиастами поэтического слова. Эти последние публикации говорят не только о сетевом, но и профессиональном признании прекрасного поэта. Думаю, что мало кто сегодня может похвалиться таким уровнем поэтического вдохновения. Вообще у меня такое ощущение, что нынче поэтам не хватает эмоций, не хватает даже простых человеческих чувств. Стихи Красавиной — обнаженные страсти, любовное метание поэтки в мире, не очень предназначенном для страстей:

Без вас моя нежность зальется слезами,
еще одна смерть не рожденного дня
в последнем движеньи коснулась губами
той самой любви, что сильнее меня.

Многие стихи Красавиной очень живописны, такое впечатление, что она не всегда пишет смыслами, а часто пытается рисовать эти смыслы словами. Наверное, отсюда увлеченность фотографией и видеосъемкой. Ее камере принадлежат несколько десятков литературных сюжетов, в которых поэтесса представляет персонажей современной литературной жизни: выдающего поэта Евгения Рейна, патриарха нашей поэзии Кирилла Ковальджи, заметного прозаика Анатолия Курчаткина, многих других. Даже я, грешный, попал в прицел ее безжалостного объектива. Вот этот-то прицел отличает и ее лирику. Конечно, Любовь Красавина исключительно лирический поэт, она пишет о любовных переживаниях человеческих душ, и переживания эти трагичны:

Священная рана и страсти кружево,
и боль цепляется за края —
покажется странным, но все, что мне нужно,
это только любовь — Твоя.

Хочу пожелать успеха и творчества этой красивой, сильной женщине и талантливому творцу своих страстных лирических кружев.

Сергей МНАЦАКАНЯН,
член Союза писателей СССР с 1974 года



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.