Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 04 (132), 2016 г.



Тамара Жирмунская
«Веет осенью… Тишина…»



М.: «Вест-Консалтинг», 2015

Если мне зададут вопрос: «Чем отличается проза от поэзии?», я отвечу просто — поэзия в столбик. И это будет верный и главное безопасный ответ. В противном случае можно погрязнуть в мешанине концепций, под ворохом аргументов и контраргументов и прийти все к тому же: поэзия — то, что в столбик.
Но если отбросить шутки в сторону, нужно указать на одно важное свойство поэзии. Возможно, главное ее свойство — это цельность образа. Если это правило сформулировать более органично, оно будет звучать так — в поэзии не должно быть ничего лишнего.
И имеются в виду тут вовсе не лишние слова, привычные ошибки стилистики — вроде плеоназмов. Нет. И вовсе не про идеальность словесного выражения идет речь. Тут все куда более сложно. Каждое слово рождает ассоциацию, имеет вокруг себя ореол смыслов, через которые возникает образ. А значит, в поэзии слова должны так сопрягаться друг с другом, чтобы не появлялось лишних, чуждых настроению стихотворения, смыслов.
Впрочем, это касается только гениальной поэзии, процент которой не так высок даже у признанных поэтов. Но мир искусства не ограничивается гениальными произведениями. Только человек, ограниченный школьным образованием, может воображать, что, к примеру, Пушкин появился из пустоты, вроде возникновения вселенной после большого взрыва. Нет, его гений зиждится на русских и зарубежных произведениях, большая часть которых вполне средние. А значит, и нам с вами не стоит с маху отвергать хорошую поэзию и заявлять, что только гениальное произведение стоит называть поэтическим.
Сейчас я хочу рассказать о замечательном сборнике поэта Тамары Александровны Жирмунской, «Веет осенью… Тишина…» Составлен он из стихов разных годов. Самый поздний датирован 2014-м годом. В большинстве своем это лирические стихи.
С самого начала погружаешься в мир личных чувств и переживаний автора. Много воспоминаний и размышлений о других городах, незнакомых местах. В некоторых стихотворениях подводится итог прожитой жизни. И такое плавное течение вдруг, неожиданно прерывается пронзительным стихотворением «Четыре года», вот его окончание:

Четыре года нам должна.
Все детство нам должна война.
И вот уже который год
Она его не отдает.

Тема войны не чужда автору. Ее детство прошло во время боев с фашистами. И, естественно, эти события оставили о себе сильные воспоминания, которые легли в основу стихо­творения. Но не будем заблуждаться, войну пережили тысячи, миллионы детей, а вот стихотворение «Четыре года» лишь одно. Несомненная жемчужина сборника. И далеко не единственная.
Вот дальше: «Баллада об одной комнате». Сразу, с первых строк — закрутило, завертело — как в первой части поэмы «Двенадцать».

Муж на войне, ребятишки простужены.
Топишь «буржуйку», чтоб чаем поужинать.
«Мне бы свиданьица! Им бы здоровьица!»
Горькая сводка от спички коробится.
Ясно от зарева, мрачно от копоти.

И рефрен:

Все в одной комнате,
Все в одной комнате.

Так и кружится баллада, раскрывая перед читателем сокровенный мир и переживание семьи. От начала и до конца:

«Милые, вот вы меня и покинули,
Тварей не держите, свет экономите.
Все одна в комнате, все одна в комнате».

Еще одна жемчужина проскакивает через страницы и дальше-дальше, снова по волнам лирики и личного, сокровенного. И там поминутно вспыхивают жемчужинки и привлекают взгляд. Вот стихотворение-послание:

Какой архив мы развели!
(Из ничего как много звона...)
Его потом не сдашь в ЦГАЛИ
И не продашь с аукциона.

Что будет делать наша дочь
С мешками писем, сочинений,
С фотоальбомами — точь-в-точь,
Как если б тут скрывался гений.

Она их станет разбирать,
С трудом одолевая дрему,
И снова сунет под кровать,
Не в силах резать по живому.

Э, девочка, не дорожись,
Ни адресов, ни дат не помни.
Ведь это все — чужая жизнь.
Крои свою поэкономней.

Хорошее стихотворение. Оно очень точно, без лишних деталей, создает почти зримый образ — девушка, пустая комната, воспоминания. Воображение дорисует вокруг этого целый мир. И это сила и призвание поэзии. Это не обязательно должен быть зримый образ, он вполне может быть чувственным или музыкальным (помните у Цветаевой: «Камень, кинутый в тихий пруд,/ Всхлипнет так, как тебя зовут»?)  или сочетать в себе все ощущения, но главное, он должен быть един и целен.
Вот мы подходим к концу сборника. Там расположена поэма «Мать Мария». Предваряется она краткой биографической справкой — собственно, кем является мать Мария (Е. Ю.  Кузьмина-Караваева) и почему автор выбрала ее своей героиней. Переклички с историей продолжаются. Почти каждая часть поэмы предваряется эпиграфом из писем Блока к Марии или же отрывками из ее воспоминаний. Автор словно перекидывает мостик в прошлое и пытается его оживить с помощью художественного воображения. И надо сказать, что это получается.
Вот и закончился сборник. Маленький отчет о долгой, творческой жизни. То, что в этом сборнике множество жемчужин, для меня очевидно. Это настоящая поэзия.

Константин КУТУЕВ



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.