Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 04 (132), 2016 г.



Иван ГОБЗЕВ
ЗНАКИ

У него всегда было такое чувство, как будто кто-то ведет его за руку. Всю жизнь он каким-то образом знал, что надо делать, а что нет. И не потому, что он слышал голоса или его посещали видения. Ничего такого.
Говорят, античный философ Сократ имел внутренний голос, который его направлял. И он прислушивался к нему, следовал его указаниям. Однажды, по свидетельству современников, Сократ весь день простоял на одном месте, думая о чем-то. Палило солнце, вокруг ходили люди, а он все стоял и стоял — до самой темноты. Застыл, глаза выпучил. А над ним дети смеются, кидают в него всякую дрянь. Он же стоял, потому что не мог понять, что ему говорит голос. И лишь после заката он сошел с места.
В данном случае ситуация была совсем другая. Алексей замечал знаки. Но опять же не мистические, ничего сверхъестественного. То есть поводов для обращения к психиатру, видимо, не было.
Например, пытается он снять деньги в банкомате. Прямо перед ним девушка успешно сделала то же самое. Но наступает его очередь, и банкомат выключается. Он бежит в другой — там тоже не работает. В третий — и там! Только в четвертом, черт знает где, взбешенный, он, наконец, снимает деньги. Забирает карточку и уходит. Тут вспоминает, что купюры-то из щели банкомата забыл вытащить! Бежит обратно — денег уже нет.
Другой случай — он идет в парикмахерскую. Ему говорят: "Ой, а ваша запись куда-то пропала… Вы правда записывались?" Предлагают подождать полчаса. Ждет. Вдруг выясняется, что мастер заболел. Предлагают подождать еще — другого мастера. Он злится, но из принципа ждет. Наконец его приглашают стричься. И стригут так, что потом стыдно на улицу выйти.
Это все мелочи, так, ничтожные случаи. Но их накопилось множество, и все они говорили о том, что не надо что-либо делать, если все этому мешает. Что именно мешает, он не знал. Просто вот такие знаки, указания на то, что не получится ничего хорошего.
Впрочем, помимо мелочей были и более серьезные знаки. Однажды, прислушавшись к ним, он не попал в аварию, последствия которой могли быть гибельными.
Он так привык к этим знакам, что перестал удивляться. Опыт подсказывал, что если ничего не получается, не надо упорствовать — будет хуже. Но все равно оставался вопрос — почему это происходит? Как будто кто-то стоит за спиной, но этот кто-то не может сказать прямо — не делай этого! И поэтому вынужден использовать намеки.
Было большое искушение считать, что это некие небесные добрые силы предостерегают его от беды. Ангел-хранитель, который всегда рядом, который поможет, если послушать его. Наверное, думал он в шутку, так и появились падшие ангелы — это бывшие ангелы-хранители, приставленные к людям следить за их совестью. Следили, следили, да сами попали под дурное влияние и сошли с праведного пути. Так часто бывает. А может, это сам Бог?
Он на самом деле не верил в ангелов и Бога. Во всяком случае, в таких вот антропоморфных.
— Что-то есть там, — думал он, — что-то есть, но уж вряд ли это просто облагороженная, очищенная от грязи и зла копия нашего мира.
Электронный билет на самолет он пытался купить четыре раза. Но всякий раз система давала сбой — то почему-то не сохранялись личные данные, то не срабатывала оплата, то сайт зависал. Опыт подсказывал, что это не к добру. С четвертой попытки он все-таки справился, правда, не пришли на почту билеты. Пришлось звонить, что-то долго выяснять. В конце концов, он получил билет.
Он вышел из подъезда в теплый ясный день. Было не жарко, мягкий ветерок доносил запахи свежескошенного газона. Солнце окрашивало обычно такие страшные высотные дома в веселый желтый свет, который вдруг пробудил в Алексее чувство детского праздника. Он поднял голову и увидел небо — так, как будто не видел его уже много лет. Он и забыл, какой удивительной синевы оно бывает, как оно прохладно и заманчиво. А эти облака, похожие на фреску на сводах собора… Ему захотелось остановиться и никуда не ехать, сесть на лавочку и просто смотреть на улицу, на прохожих, на деревья, на играющих детей. Это внезапное переживание заставило его не спешить, замедлить шаг, и он не успел на аэроэкспресс.
Когда он приехал в аэропорт на такси, едва не опоздав, выяснилось, что из-за внезапной непогоды в тот город, куда он собирался лететь, на неопределенный срок переносятся все рейсы. Удивительно, еще десять минут назад, пока он мчался в машине по шоссе, сияло солнце, но теперь сквозь огромные окна аэропорта он видел только тающие в тумане взлетные полосы. И смутные очертания понурых металлических птиц, как будто увязнувших в асфальте.
На табло значилась задержка рейсов только в нужном ему направлении, в другие города самолеты летали, и туман им не мешал. Раздраженный, он подошел к представителям авиакомпании, чтобы узнать перспективы; ему вежливо объяснили, что ничего не знают, так как все зависит от погодных условий.
— Представляете, начали уже погрузку, и тут такой туман опустился… Это вам еще повезло, что вы задержались, а то сидели бы вместе со всеми, а сколько сидеть, неизвестно, может, час, а, может, и все три.
— Я бы все-таки посидел в самолете, — возразил Алексей.
— Нет, извините, посадку закрыли. Ждем, может, еще всех обратно будем выводить.
— Такое чувство, — подумал Алексей, глядя в серое небо, — как будто кто-то там наверху мешает мне улететь… Хотя почему наверху? Это все стереотипы, что высшие силы должны быть наверху. А ведь нет никакого верха. Как и низа.
И он представил, как ангел предостерегает его. Ангел вмешивается в земные дела, чтобы помешать ему совершить ошибку. А за это ангела ждет наказание.
— Зря ты, — шепчет он ему в ухо, — зря. Я больше не смогу тебе помочь, меня отстранили.
Алексей прождал почти три часа, гуляя по аэропорту. В какой-то момент он понял, что лучше, наверно, уже и не лететь никуда. Все равно он всюду опоздал, и смысла в поездке нет. И направляясь к выходу, заметил толпу в одной из зон посадки. Он услышал, что люди, стоящие в очереди, произносят название его города, хотя на табло перед входом значился совсем другой. Подойдя ближе, он выяснил, что это именно тот рейс, какой ему нужен.
После продолжительной давки, ссоры с женщиной, которая пыталась во что бы то ни стало пролезть вперед, ему удалось протиснуться к стойке.
— Извините, — равнодушно сказал ему представитель авиакомпании, — места закончились.
Только Алексей собрался продираться сквозь толпу обратно (никто не хотел уходить), как в дверях появилась стюардесса и сообщила, что есть еще одно место.
Уже сидя в самолете, Алексей думал о том, что нужно всегда проявлять упорство.
— Вот сдался бы я, — думал он, — и никуда бы не полетел. Внутренний голос шептал ему, что лучше бы и в самом деле не летел. Но он не воспринял его всерьез. В конце концов, всегда все обходилось.
А за окном развеялся туман. Так быстро и бесследно, словно его и не было никогда. Солнце засверкало на крыле, небо расчистилось и стало синим, как униформа стюардессы.
— Для чего ты берег меня, ангел? — вдруг спросил он себя. И с болью в груди почувствовал, что не оправдал надежд перед самим собой — тех самых надежд, которые, наверное, возлагает на себя каждый, будучи еще ребенком. У него давно уже появилась эта странная тревога, острое беспокойство по неясному поводу. Чем бы он ни занимался, он чувствовал — что-то идет неправильно. Как будто каждое мгновение он совершает непоправимую ошибку, и их, этих ошибок, накопилось уже так много, что вряд ли можно будет исправить.
Самолет при взлете дрожит так, как будто это кит вынырнул и вбирает в себя воздух, а ты сидишь внутри. Было бы здорово, если бы вместе с потоком воды он выбросил и тебя. Наверно, об этом мечтал Иона, медленно перевариваясь в кислоте. Как же трясет, как скрипит все, словно хочет развалиться на части! Ему всегда раньше казалось, когда самолет набирал высоту и менял курс, заваливаясь, что он падает. И сейчас вот он накренился сильно-сильно, такое чувство, что смотрит крылом в землю, пассажиры даже вскрикнули, и он сам тоже невольно вскрикнул. Этот испуганный многоголосый крик был похож на последний выдох великана с сотней голов, такой он был согласный, дружный, как будто на миг все пассажиры превратились в одно существо. И очень печальный — в нем прозвучало понимание, что наступил конец.
— Почему ты меня не послушался? — услышал он знакомый голос. До того знакомый, что ему стало страшно.
Он открыл глаза и увидел себя. Да, вот он, точно такой же, стоит перед ним, часто моргает и кривит губы. Дурацкое моргание всегда его раздражало — как у лягушки. И губы туда-сюда ходят, кажется, что во рту что-то мешает.
— Так я и не справился с этим, — мелькнуло у него сожаление.
— Почему ты не слушался? — снова спросил его двойник. Видно было, что он спрашивает просто так, и ответ ему на самом деле не важен, потому что ничего уже не изменится.
— Почему ты такой грустный? — в ответ спросил Алексей. И правда, двойник был очень грустным. И вид усталый-усталый, прямо изможденный. Эта его грусть встревожила Алексея, словно она его собственная.
— Потому что я вел тебя всю твою жизнь. И все напрасно. Теперь придется начинать с самого начала. Но уже не мне. А мне пора уходить.
— Что ты имеешь в виду? Что начинать? — он не хотел, чтобы двойник уходил, хотя и понял, о чем тот говорит. Но может, не все еще потеряно, может, есть еще какой-нибудь маленький-маленький, ничтожный шанс? Он все исправит! Он не сядет в самолет, он даже не выйдет из дома, он будет слушаться всегда и останется жив!
— Нет никакого шанса, — сам себе ответил он. — Все потеряно.
— Это неизбежно, — с горечью сказал двойник. — Теперь ты сам будешь вести себя за руку. Надеюсь, ты справишься лучше, иначе это будет продолжаться вечно.
И он, развернувшись, направился в пустоту.
— Ты куда? Куда? — прошептал Алексей, протягивая руку ему вслед.
— Жить, — ответил тот, не оборачиваясь.



 
 




Какой матрас выбрать для новорожденного в кроватку Магазин "Алечка".
      ©Вест Консалтинг 2008 г.