Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 02 (130), 2016 г.



Владимир БЕРЕЖКОВ

 

*   *   *

Герой арены ломает стены,
Стилист искусно плетет роман.
Чей голос слышится нам со сцены,
И кто диктует в тетрадь обман?
Ему — хватает вчерашней пены,
Она — внимает четвертым снам.
Но очень редко Ангел Белый,
А не лукавый слетает к нам.

Сгущает тьма промежуток букв,
Скрывает ритм удар хвоста.
Счастливый автор колотит в бубен,
Перо цепляет узор листа.
Он одержим вдохновеньем тела —
Уже нет дела, чей выдох там…
Ведь очень редко Ангел Белый,
А не лукавый слетает к нам.



*   *   *

Подождите меня, отец и мать,
Я вас скоро смогу догнать.
Далеко не летите, за семь небес —
Я уже захожу в наш лес.
Листья осенью ярки, как испокон —
Цвет пречистых лесных икон;
Наклонюсь за листом, он мне век знаком,
Вы ведь примете мой поклон?

Подождите меня, отец и мать,
Вечность — что же не подождать?
Ведь до горечи той, что я вам принес,
Я еще не совсем дорос.
Вот когда получу на земле сполна
Той, что вам на двоих дана —
Мы как равные выйдем в знакомый лес,
Ну а там — до семи небес.



*   *   *

У кошек музыка иная
И мимо — человечий звук,
Они поют с другого края,
Им ближе, может быть — паук.
Сидит он, этакий Бетховен,
И крутит фугу, словно Бах,
В углу совсем немногословен,
Как кошка или патриарх.
Развесит мух поодиночке —
Его попробуй-ка, услышь!
И лишь сквозняк колышет строчки,
Да тихо подпевает мышь…



ПАХРА

До лета, глядишь, не помру,
Развеется снежная замять —
И выйду на речку Пахру,
На скрытую ветлами заводь.
Там звуков не слышно других —
Журчанье в древесной запруде;
Там в желтых кувшинках нагих
И лилиях белых, как груди,
Неспешно — ведь все впереди! —
Река, словно девичья шея,
Тонка, глубиной до груди —
Затянет меня, ворожея.

Я видел твой плавный изгиб,
Где даже речная крапива,
В которой едва не погиб,
Пышна, зелена и красива.
Там стаи прозрачных мальков,
Подплыв к незабудкам небесным,
Глядят, не боясь башмаков,
В открытую синюю бездну.

А к ночи взойдет соловей;
Черемуха в клочьях тумана;
И ветром, слетевшим с ветвей,
Овеет лицо мое прана.
И встанет русалка в реке,
Вся в лилиях белых, как груди.
И если б не храм вдалеке —
Остался бы с нею в запруде.



*   *   *

Проснусь на утренней заре —
Туман выделывает штучки,
Петух горланит кукаре,
Ни облачка вокруг, ни тучки.
Росой покрытый, замер сад,
Но над крыльцом уже висят
Две ранних стрекалки-летучки.

В туман не опуская крыл,
Над речкой ястреб молча плыл,
Как нарисованная птица,
И солнцем полная луна
Совсем не думала садиться;
Венера к ней прикреплена,
Поскольку ведает она,
В какую сторону светиться.

Как чист их отраженный свет —
Уже нигде ни складки мрака,
И петуху поет в ответ
В мажоре верная собака.

Я времени заметил грань
И задержался на крылечке,
Мне хорошо в такую рань
В июле, на земле, у речки.

Чего искал я столько лет?
Какого не хватало знака?
Я сам — как отраженный свет,
Во мне — почти ни складки мрака.



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.