Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 01 (129), 2016 г.



Олег Филипенко
"Стыд"



М.: "Вест-Консалтинг", 2015

Повесть, написанная в начале 90-х, отлежавшись в архивах автора почти четверть века, вышла в свет только сейчас, но не утратила своей актуальности. Несмотря на то, что в повести объемно и живо передан дух времени, а вернее, безвременья начала 90-х в России — в частности, в Москве, где происходит действие, глубина ее сути не в них и не в бытовых сложностях жизни, которых у главного героя предостаточно.
Из них запоминается только то, что он постоянно обедает в неухоженных пельменных или диетических столовых, живет в грязной квартире, которую ему выделили от ЖКХ при устройстве на работу дворником — подобная квартира являлась неким островком надежды на пмж в столице для провинциалов; еще вспоминаются "пятнашки" — 15 коп. для звонков из уличных автоматов, а также ретроспективы иностранных фильмов в кинотеатре "Москва", но самое яркое — уже возникший на противоположной стороне от памятника Пушкину, еще не избавившийся от очередей, "Макдональдс".
Не это главное в повести, а идея неприкаянности таланта в окружающим его, несовершенным мире. Эта идея вечна. Она начинается с поиска смысла жизни и своего места в ней, с психологической проблемы юношеского нонконформизма в обществе, кажущимся враждебным, злым и несправедливым. На твои изобретения, фантазии и таланты всем наплевать.
В XX столетии проблему отстаивания своих убеждений в регрессивной среде затронул еще Д. Д. Сэлинджер в романе "Над пропастью во ржи", им зачитывалось молодое творческое поколение 60-80-х. В эти годы назревал протест против сложившихся социальных устоев и современной морали приспособленчества, — к ним по тарифу молодежного максимализма предъявлялся самый высокий счет.
Некоторые параллели наблюдаются между героем Сэлинджера Холденом Колфилдом и героем повести "Стыд" Олега Филипенко. Первый был отчислен из закрытой школы Пэнси за неуспеваемость, второй — отчислен из московского театрального института перед самым получением диплома за то, что отказался участвовать в бездарном дипломном спектакле. Оба героя — ценители литературы, театра, музыки, поэтому неприятие обоими обывательщины, банальности, лжи в жизни и искусстве приводит к разочарованию и внутреннему протесту, желанию порвать даже с теми, от кого зависит твоя дальнейшая жизнь, не предав свои идеалы.
"Но жить в обществе и быть свободным от общества нельзя". Эта цитата, набившая оскомину со времен советского детства, все-таки срабатывает в обоих случаях, с обоими героями, иначе бы им пришлось спрятаться в лесу. На самом деле — это не их задача, так как, отрицая, они переживают за происходящее вокруг, а потому оба являются самыми активными социальными героями.
По характеру персонаж Филипенко более мягок и добр (подселяет к себе такого же неприкаянного товарища Кирилла), с уважением относится к девушкам, какие бы отношения у него с ними не возникали — дружеские или любовные. Он способен пожалеть о своих поступках и в чем-то пойти на уступки, но только не в самом главном и принципиальном, что составляет смысл его жизни — искусстве, творчестве. Иногда он произносит философские монологи на тему "весь мир — театр" и кажется претенциозным, но в целом это приятный, милый, симпатичный и тактичный парень, старающийся обходить острые углы в общении.
Пытающийся вырваться из навязанных упадочным временем "культурных" схем низкого вкуса, герой "Стыда" (а ему действительно стыдно и за опустившееся ниже плинтуса современное театральное искусство, и за Москву 90-х — прежний город-мечту, и за себя самого, загнанного обстоятельствами в угол) аппелирует к восхищающим его авторитетам: режиссерам Анатолию Васильеву и Андрею Тарковскому, к русской и зарубежной классической литературе. Но он не может пойти на компромисс, признав постановку своего учителя чем-то значительным в искусстве, хотя и понимает, что получение диплома — очень важная для него задача, решение которой дает право на дальнейшее устройство по выбранной специальности. Несмотря на драматические коллизии, книга эта полна юношеского задора и надежды. Ее можно даже назвать веселой.
Молодежь в повести — друзья, знакомые, товарищи героя по институту, — это люди, также оказавшиеся волей судьбы в безвременье, и им, каждому по-своему, предстоит испытание на прочность и выживание в переходном, нестабильном обществе.
В каком-то смысле повесть "Стыд" исторична, так как в ней зафиксирован определенный отрезок времени на границе развала Советского Союза и становления России. И название ее поэтому не случайно. Его можно соотнести как со стыдом за себя самого, так и со стыдом за все происходящее вокруг, и хотя о политике не сказано ни слова, объективное, правдивое описание окружающего мира не дает ошибиться в том, что страна переживает кризис. Сейчас, когда кризис переживается страной на новом витке, эта повесть более чем актуальна.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




http://mgzr.ru/ sinica холодильный шкаф derby.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.