Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 01 (129), 2016 г.



Людмила САНИЦКАЯ
ЖИВУ ПОД ЗНАКОМ ВОДОЛЕЯ

 

*   *   *

К истоку, к бьющему из почвы роднику,
Младенчески прозрачному вначале,
Где травы свежие, а детские печали
Еще не слиты в серую тоску!

Жизнь — что ручей, что малая река —
Течет и тает в море-океане…
Но обернуться тянет непрестанно
Назад, к истоку, к струям родника.



Отчим

Ореховое дерево у дома,
Тропическое солнце Ферганы…
На карточке семейного альбома —
Мой отчим, не вернувшийся с войны.
Смеется, с мамой молодой в обнимку.
Так оба хороши и влюблены,
Что счастье проливается со снимка…
И дата — за неделю до войны.

Письмо  — солдатский серый треугольник —
Последнее из крошева войны.
И выраженье неизбывной боли
У мамы — до конца, до седины.

Теперь, наверное, они опять в обнимку
Стоят среди небесной тишины.
И мама, молодая, как на снимке,
И отчим, не вернувшийся с войны.



Покинутый дом

Молчанье сирого сиротства.
Крапива, пижма, лопухи…
Тому, кто предал первородство,
Еще припомнятся грехи.

Мох, зеленеющий на крыше.
Забитых окон слепота…
И все же дом чуть слышно дышит,
Как дышит церковь без креста.

И яблоня, к нему припавши,
Беды не в силах превозмочь,
Как женщина на поле павших,
Ему пытается помочь.



Уезжающему другу

В плену у жалкого неверья,
Слова ненужные шепча,
Я словно пред закрытой дверью
В напрасных поисках ключа.

Еще чуть-чуть, и хищный Боинг —
Через мгновение всего —
Исчезнет, унося с собою
Частицу сердца моего.

Сложилось все уж как сложилось…
Слеза просохнет, горяча.
Но как мне жить, скажи на милость,
Без слез, без друга, без ключа?..



*   *   *

Август, пора! Переделкино.
Звездный причал аонид.
Все еще недо-разделено,
все еще верность хранит.
Сердцу родное пристанище
с музами наедине —
как драгоценности, старится
и возрастает в цене.



Переделкино

Птичий посвист строкой монотонной
Да листвы полутень-полусвет…
В этом мире спокойно-зеленом
Можно жить до скончания лет.

Можно думать, что в этой аллее,
Где витает великая тень,
Старый дуб обо мне пожалеет,
А весной распахнется сирень.

Можно жить в безвоздушном пространстве,
Растворясь в городской толкотне,
Если знать, что есть сад Гефсиманский,
Что он, может, вздохнет обо мне.



*   *   *

В полу-осени, в полу-зиме
неуютно, туманно, тревожно.
В этой ранней сырой полутьме
улыбнуться почти невозможно.
То ли ноет какой-то недуг
и не знаешь — внутри ли, снаружи…
То ль недужен умолкнувший друг,
то ль весь мир напряжен и недужен.
Ноет совесть — судья и палач,
вспоминая грехи и просчеты…
Но — за стенкой — младенческий плач.
Но — рассвет. И звонок. И работа.



*   *   *

И снова пережить февраль,
пройти по сумеркам звенящим,
и давний лед его и сталь
принять живым и настоящим,
и думать, что его броня,
его ледовая преграда
укроет родственно меня
от гибельного снегопада
там, на обрыве бытия,
у края бездны молчаливой.
И жизнь продолжится моя
на зимний день. На день счастливый.



*   *   *

Мне было б жаль оставить этот снег
И перехлест ветвей витиеватый.
У февраля я в детях виноватых —
Не оправдавших, не свершивших, не…

И поделом навязчивый вопрос:
Неужто больше не увижу снега?
Давно нет альфы, и близка омега,
И не вчерне живется, а всерьез.

Не избежать того, что суждено.
Но снег идет, и хорошеет город…
Даст Бог, еще проснемся в эту пору
И будем с ней и снегом заодно.



*   *   *

Почти неизбежно прискорбно
Приблизился бледный февраль.
Прискорбно, поскольку у горла
Сезонный недуг, чья печаль
Лишает особого вкуса
Теченье кристального дня,
Поскольку Марина в Тарусе
Сегодня не встретит меня.
А я так давно собирала
В копилку насущных задач
Холодную людность вокзала,
Автобуса ржавого плач.
Весь день из недужного сплина,
Как будто свершая обряд,
Под пристальным взглядом Марины
Бумажные клочья летят…



Дождь

Приходит дождь, подкравшись тихой сапой,
С упрямством осени, с прохладой сентября,
Готовый лить и моросить, и капать,
И возникать ни свет и ни заря,
Расцвечивать зонтами тротуары,
Свергаться водопадами из труб…
И осторожной каплею нектара
Касаться и волос твоих, и губ.
И на холсте осеннего ненастья
Под переплески маленьких ладош
Творить узор негаданного счастья
И уверять, что это просто дождь.



У моря

Здесь в солнечный праздник
            легко обращаются будни,
сиятельный день не стремится
       погаснуть и спать,
и море блистает и ластится к небу, и будто
задумалось время и тихо отправилось вспять.

Сегодня, возможно,
   всего лишь немного за сорок,
а завтра — за тридцать,
а там — там от силы каких-то три дня —
на узкой тропинке,
петляющей медленно в гору,
ты слушаешь море
и ждешь, как обычно, меня.



*   *   *

«В одну реку нельзя войти дважды».
Гераклит Эфесский

Деревья клонятся нагие —
Совсем как много лет назад.
Холодный ветер ностальгии
Сегодня выстудил твой сад.

И ты припоминаешь числа
Из давних взлетов и глубин,
Где были сущностью и смыслом
Лишь я одна, лишь ты один.

Ты прикасаешься к смартфону
И говоришь, что темен сад…
А мне слышны свирель и звоны —
Совсем как много лет назад.

И у реки одной и той же
С ее молочною волной
Стоим, не становясь моложе,
Но той же сущностью одной.



 
 




Куда вложить 100 долларов как заработать в интернете на биткоин и куда вложить.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.