Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 09 (125), 2015 г.



Андрей Шацков
"Лествица в небо"



М.: издательство журнала "Юность", 2012



ВОЗВРАЩЕНИЕ К СЕБЕ

Приспеет октябрь, и клюква пойдет по лесам.
Вернее, она побежит по прокисшим болотам.
И, может быть, я,
если только успею — я сам
Об этой поре напишу перед зябким уходом.

Как строились ели вдоль узкой тропы в караул,
Где мы пробирались под вечер в деревню с грибами.
И пес на дворе бесконечную песню тянул,
Чтоб было не скучно в своем одиночестве маме.

Пустые колоды лежат, как повапленный гроб,
И мама, предчувствуя скорую сердцем разлуку,
Сказала: "Иди, на дорогах сейчас чернотроп…" —
И тихо к стеклу приложила прозрачную руку…

Не каждый ушедший до светлой мечты доскакал.
Не каждый домой из далека вернулся понуро…
У волчьего времени — волчий, звериный оскал
И с лисьим окрасом дубленая зимняя шкура.

Но в сполохе гроз и в мерцанье трясинных огней,
Вдоль шалой воды, уносящей буруны к закату,
Я шел до конца, оставляя друзей и коней,
Внимая вселенского боя глухому раскату!

И там, где заплотом судьбинный предстал перевал,
Его одолев, между кручами и облаками,
Я мертвые губы бессмертной страны целовал…
И вспомнился дом… И заплакалось горько по маме.

Книга Андрея Шацкова открывается стихотворением "Возвращение к себе", в котором звучит, как протяжный аккорд, триединая любовь автора к Родине, природе и матери. Для почвенника Шацкова — это традиционный звукоряд, насыщенный аллюзиями из Мандельштама ("у волчьего времени — волчий, звериный оскал…") и даже "Саломеи" Оскара Уайльда ("я мертвые губы бессмертной страны целовал"). Строки про "мертвые губы бессмертной страны" — вообще, на мой взгляд, лучшие в этом стихотворении, невзирая на то, что стихи, в общем-то, не об этом. Но часто случайная обмолвка поэта значит больше, нежели хорошо продуманные и геометрически выверенные рифмованные построения. Это и есть дыхание настоящей поэзии. Вы только вдумайтесь. С одной стороны, страна мертва (Советский Союз). С другой, бессмертна (Россия). И в этой диалектической двойственности во всю мощь звучит талант Андрея Шацкова — русского воина (пусть даже сам он — лично — в боевых сражениях не участвовал) и поэта. Зато герои его патриотических стихов и поэт все время сражаются "за родные алтари" и, в конечном итоге, побеждают своих недругов. Безусловно, поэтике Андрея Шацкова дружественны музы Сергея Есенина, Николая Рубцова, позднего Блока и, думается, Арсения Тарковского.
Андрей Шацков, погружаясь в древнерусскую литературу, часто обогащает свой поэтический словарь терминологией древних славян, и это, безусловно, обогащает его исторические полотна, придает им большую звуковую достоверность. Даже искушенному в языке читателю приходится порой заглядывать в словарь — что означает то или иное слово. Лично я положительно отношусь к такого рода вкраплениям исторических слов. Для настоящего поэта в словаре нет "мертвых" и вышедших из употребления слов. Любое слово или изречение можно открыть заново, воскресить уже в новом контексте. И этим замечательно пользуется в своем творчестве Андрей Шацков.

Они пришли, без счета и числа.
Но ты, харлуг в руке своей сжимая,
Припомни, как в степях встречал Мамая,
И сокруши в бою обитель зла!

Часто у Андрея Шацкова возникают неологизмы, не связанные напрямую с нашим историческим прошлым. Вот, например, замечательное слово "осенины" — словно осенние именины, в которых сокрыт еще и глагол "осенять". Андрей Шацков жжет сердца людей не только по-пушкински, глаголом, но и другими частями речи; он всегда пребывает во всеоружии своего фирменного "шацковского" языка. "Я верю в осень", — признается поэт, родившийся 1‑го декабря. Он воспринимает осень как своего рода "предстояние" природы перед чистым белоснежным листом зимы. Он прошел всю осень, прежде чем родиться! И не случайно его "лествица в небо", по причине поздне-осенного рождения — почти ничем не отличается от лестницы в небо. Это та же лестница, только живая-живая, каждый шаг по шаткой лествице дается с трудом, страшно поранить живое растение. "Лествица райская, Скрижали духовные" — основное сочинение Иоанна Лествичника, христианского богослова, византийского философа, игумена Синайского монастыря. Мы видим, что поэт Андрей Шацков не понаслышке знаком со специфической духовной литературой.



ДУША

Сонный морок бесом вьюги мечется,
Черной ризой застит белый свет.
За грехи отцов душа-ответчица,
Ты кому спешишь давать ответ?

Позади ищи, что будет впереди.
Жизнь водой сквозь пальцы протекла…
Но упрямо тянут стаю лебеди
В небе цвета мутного стекла.

Эту полночь, звездами сорящую,
Этот ветер, плачущий навзрыд,
Эту память, о весне скорбящую —
Унесут в заоблачный зенит.

И взметнется ввысь душа над плавнями,
На земле оставив в горле ком.
Этот дом, скрипящий сипло ставнями.
Этот холм, под снега клобуком.

Это все, что в добром детстве вызрело,
Все, что становило на крыло.
Все, что песней лебедя до выстрела
На бумагу строчками легло.

"Позади ищи, что будет впереди". Поэт-традиционалист, Андрей Шацков верит в ценностную нерушимость вековых устоев русского народа. Эта вера придает ему силы и вызывает стремление служить лучшему, что есть в нашем народе. Заблудился — оглянись назад! Ибо наши предки знали, что делали. Именно они завещали нам все то, что мы порой с такой легкомысленной легкостью разбазариваем.

Александр КАРПЕНКО



 
 




Цены на грузоперевозки москва краснодар adltrans.com.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.