Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 09 (125), 2015 г.



Александр Поповский
"В шаге от райских ворот"



М.: "Вест-Консалтинг", 2012

Поэтический мир Александра Поповского. Из чего он состоит?
С моей точки зрения, поэзия Поповского не отражает глобальных явлений жизни и как бы ограничена во времени и пространстве той "житейской нишей", о которой упоминает сам поэт в одном из своих стихотворений. ("В круговороте событий, / В хитросплетениях дня / Не совершаю открытий — / Все это не для меня".) Но в самом этом круге отражений ничем непримечательных событий и наблюдений заключается глубокий смысл повседневного преодоления рутины и бессмысленности и обнаружения "самых мелких радостей" то с надеждой, то с ироничной улыбкой на губах, пусть даже в роли Бонапарта.

Двести лет прошло. Я в роли Бонапарта
На коне верхом, рукой подать — столица.
Предо мною в красно-синих стрелах карта,
На плече молчит невиданная птица —
Рисковать не хочет головою в перьях,
Потому как знает непростой мой норов,
Что в крови гуляет поллитровка зелья,
И в себя приду я, видимо, не скоро.

Каждому человеку, определенному жизнью в то или иное пространство, время, окружение, предначертано пройти именно свой путь, как бы мы ни рассуждали о том, что есть выбор, который ты делаешь сам. Выбор, конечно, есть, но он ограничен строгими рамками, за которые, как ни старайся, невозможно перешагнуть — жизненные ли это обстоятельства или возможности самого человека. Творческим личностям особенно сложно бывает удержаться в этих рамках и полностью принять свою судьбу. Отсюда это безнадежное:

Шатаюсь и денно и нощно.
Росточки ищу перемен.
Мне видеть действительность тошно,
Но нечего выбрать взамен.
Резвятся котята на стуле.
Задиристы, как петухи.
И я не подарок в загуле —
Пишу беспробудно стихи.
Чего-то все время кропаю.
Смотрю в потолок и на пол.
Не зря, значит, в детстве по краю
Забора уверенно шел.
Не зря — отложив побрякушки,
Сучками царапал живот.
И на тополиной макушке
Был в шаге от райских ворот.

Творчество является выходом в тот мир, где расширяются рамки времени и пространства, где можно говорить уже о той вечности, о которой упомянул во вступительной статье к сборнику Дмитрий Харитонов, характеризуя стихи Поповского как стихи вне времени и пространства, где "..царит ВЕЧНОСТЬ. Маленькая вечность смертного человека". Поэзия ассоциируется у Александра Поповского с хождением по краю, по краю между бытом  и тем состоянием души, которое уходит далеко за пределы мира. У него свое, личное и неповторимое пространство, которое он расчищает для себя и отстаивает как право жизни перед смертью физической и духовной. Недаром поэтому одна из строк этого стихотворения — "в шаге от райских ворот"  — является названием сборника, а стихотворение посвящено матери — символу жизненного начала и бесконечности.
Внешняя простота и обыкновенность стихов Поповского, неторопливо текущая жизнь души и "до дыр затертые сюжеты"  не заключают в себе, на первый взгляд, никакого конфликта, ничего необычного, что могло бы разбудить наше воображение. Но вдруг сквозь незлобивую иронию возникают строки не отчаянья даже, а почти смирившейся констатации морального состояния современного мира с осознанием, что  ничего невозможно исправить, а поэтому зачем кричать о том, о чем можно сказать вполголоса, без напряжения связок, и это производит больший эмоциональный эффект, нежели громкоголосые призывы к справедливости.

Согласен — твоя взяла,
Что в мире таком продажном
Предательствам нет числа.
И это — уже неважно.
Не любим ни Крым, ни Рим.
Не ждем, что Господь подскажет.
И ведаем, что творим.
Участвуя в распродаже.

К несколько отстраненной созерцательности лирического героя дополняется все-таки надежда, свойственная каждому поэту — быть услышанным.

Пишу и надеюсь, что кто-то
Случайно возьмет и прочтет,
Работа, еще раз работа,
А все остальное — не в счет…

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.