Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 09 (125), 2015 г.



Людмила Колодяжная
"Библейские мотивы"



М.: "Вест-Консалтинг", 2015

"Любые стихи, какие мы читаем (и пишем), имеют прошлое — линию поэтик, техник, интонаций, которую они наследуют или которую они отвергают, — пишет Олег Юрьев в одной из своих книг. — Любые стихи… имеют будущее — линии, которые они пытаются утвердить или уничтожить".
В "Библейских мотивах" Людмилы Колодяжной эти линии ясно просматриваются. Линия прошлого, к примеру, ведется от традиционного жанра "опыты священной поэзии", существовавшего еще до Тредиаковского и развитого русскими классиками: Пушкиным, считавшим, что поэт — это "сын неба", рожденный "не для житейского волненья"; Тютчевым с его молитвенной темой в лирике, с размышлениями о возможности "приобщения к сакральному слову"; поэтами Серебряного века вплоть до поэтов нашего времени.
"Стремление к Богу, ощущение духовного мира и божественных основ мироздания — характерны для русской поэзии", — так считает составитель альманаха Русской Духовной Поэзии епископ Александр (Милеант).
Священное собрание библейских текстов вдохновило Людмилу Колодяжную на создание целого стихотворного сборника, в котором поэтически переосмыслены известные ветхозаветные сюжеты. Есть в книге и свободные стихи духовной тематики, доказывающие гармоничные отношения между поэтом и Богом, — в стихах нет неразрешенных противоречий между ними, как, например, в поэтике Елены Шварц. Книга пронизана терпеливой верой в Творца, основанной на смиренной, восходящей к Екклесиасту мудрости ("Жизнь — это просто просторный зал, / где ожиданье, как бремя. / Помнишь, мудрец в своем сердце сказал: / "Приходит всему свое время…"), но поэтесса не просто обыгрывает слова Екклесиаста, она делает из них свои выводы или напоминает нам о том, что сказали до нее поэты-предшественники: "Также растут над пустыней холмы, / пусть нам не дано их увидеть… / Но "время любить" так продлили мы, / что "времени нет — ненавидеть…"
Вспомним библейскую легенду о праведнике Лоте, жена которого оглянулась на горящий Содом и превратилась в соляной столб. Как мы знаем, ее воспела Анна Ахматова. Именно строки Ахматовой взяла Людмила Колодяжная эпиграфом к своему стихотворению, зарифмовав эту библейскую легенду. Лирически  поданная поэтессой, легенда в ее стихотворном исполнении приобрела ту красоту звучания и ту невинность, которых нет в оригинальном описании, в Библии. Там все намного жестче. В ахматовских строфах  заключены ей присущие мотивы жертвенной любви, поэтому так близок поэтессе образ женщины, готовой умереть за один только последний взгляд на свой родной дом (символ Родины), — его приходится оставлять навсегда: "Лишь сердце мое никогда не забудет — / Отдавшую жизнь за единственный взгляд".
Колодяжная, в аллюзии к Ахматовой, продолжает мысль, расширяет, уточняет ее: "Отдавшая жизнь за последний взгляд, / который, как вызов, брошен". Но тут возникает вопрос. Вызов кому? Ангелам, которые запретили ей оглядываться? В поступке жены Лота вряд ли можно увидеть вызов Ангелам, тем более, надо учитывать, что выше Бога и Ангелов у библейских героев никого не было. Родные и близкие, что не понять современному сознанию, могли быть принесены в жертву, если это требовалось. Так Лот готов был отдать на заклание собственных дочерей, когда народ просил выдать Ангелов — тех самых, которых он приютил у себя и которые пытались спасти его семью впоследствии.
Обращение Л. Колодяжной к притчам, псалмам и другим библейским текстам, которые уже сами по себе являются поэзией, поскольку интонационно и ритмически построены  на основе поэтического фундамента, было бы бессмысленно, если не дополнять их не только рифмами, но и какой-то новой мыслью, отраженной и духовно переработанной деталью от воспринятого произведения. Поэтесса справляется с этим, прибегая, в том числе, и к аллюзиям, об этом хорошо сказал в послесловии к сборнику Л. Эрлих:  "Они (аллюзии. — Н. Л.) появляются то в виде неявных цитат, то в виде интонационно-ритмических напоминаний, создавая чудесные эффекты двойного лучепреломления".
Обычно духовная поэзия отличается поучительностью и назидательностью. Поэтому приятно удивляешься, что как раз эти элементы в книге отсутствуют. Религиозное чувство в сочетании с лирикой  создают красоту поэтического звучания и обращают читателя к высшей лирике — молитве.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




Работа механик в мотосервис москва http://www.profmoto.ru.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.