Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 08 (124), 2015 г.



Галина Богапеко
«Земля и небо»



М.: «Вест-Консалтинг», 2015

Книга открывается стихотворением «Черный человек». Вот так номер; это что — попытка встать вровень с Есениным? Поделиться страшным предчувствием? К счастью, здесь все иначе: автор в стихах отсутствует, действует лишь Черный человек — сам по себе трагический персонаж. Спускается в город «из тучки темной», зачем-то упорно гасит звезды (которые зажигаются вновь); спеша все успеть, «хлопает входными дверями, / ...ходит кругами под фонарями, / Тростью стучит по машинам, / Барабанит в витрины магазинов, / ...ставит подножку / Запоздалому прохожему»; а бывало, случалось ему встречать влюбленных — «Поворачивался к ним спиной / И распахивал плащ свой стеной / И безутешно плакал...»
Почему Богапеко начинает сборник с темы одиночества, почему говорит о фатальной невозможности достучаться до людских сердец, о чуждости человека окружающему его миру? Неужели перед нами очередной «трагический поэт», скорбящий о несовершенстве планеты?
Ни в коем случае: интонация стиха с головой выдает мироощущение автора. Тон стихотворения очень добрый, фразы улыбчивы и даже наивны, боль затушевана, а речь словно бы обращена к юным читателям. Забегая вперед, скажу, что этого приема — «детско-юношеской» окраски фраз — автор придерживается и далее. Взрослость Галине Богапеко противопоказана; она убеждена в том, что гармонично развивающийся человек не теряет в себе юности, молодости, детской свежести восприятия жизни, остроты ощущений, способности незамутненным повседневными заботами взглядом смотреть на мир. «Люди редко отрывают себя / Окружающему миру», — читаем в следующем стихотворении сборника, — «Ибо если человек вдруг станет самим собой, / Покинет раковину, / Окружающий мир отвергнет его!»
Эти слова — не констатация. Они — своего рода вызов такого рода убеждениям: «Будь как все! / Будь улиткой! / Так устроен мир. / Так ли???» И — ключ к пониманию внутреннего мира автора, отвергающего «улиточное» мышление:

Но кто откроет калитку моего сада —
Моей души?
Кто разделит со мной
Естество Божественной природы и ее законов?

Каждое стихотворение Богапеко — своего рода приглашение в сказку, — то беспечно-веселую, то грустную, но чаще всего — вмещающую в себя сразу и улыбку, и грусть. И разворачивает автор свои театральные представления обычно на фоне природы, которая  д е й с т в у е т  едва ли не в каждом ее стихотворном рассказе: выстраивает его, движет им; человек растворяется в природе — и наоборот, природа принимает форму человека, — как, например, в «Тополиной девочке»:

Обнимите меня, тополиные лапы,
Чтобы дождик не смог
На глаза мои капать,
Чтобы ветви
Тоски моей однобокой
Возмутились и стали
Листьями хлопать <...>

Задача лирической героини Галины Богапеко —  во что бы то ни стало не утратить внутреннего равновесия в круговерти неизбежных забот, в бурной суете мегаполиса, в мире, где множество людей заняты только собой. Героиня не сдается, не дремлет, встряхивает себя главными вопросами:

Я бежала, а мне навстречу неслись
Скверы, здания, дороги, рельсы,
Трамваи, машины и люди.
Все навстречу мелькали
И мимо меня.
Я бежала к себе и от себя...
Как себя в этом мире не потерять?

«Скорость, скорость», — так называется одно из стихотворений книги; в нем ожидаешь развития столь важной и болезненной для автора темы — однако оно выходит за ее рамки и говорит о драматичности человеческого существовании: о конечности, скоротечности нашей жизни — с чередованиями «свиданий и объятий, / И горестных разлук», — здесь автор не гнушается расхожей «песенной» лексикой, но повторюсь: Богапеко демонстративно проста в выборе средств и не боится прослыть неоригинальной; песня так песня! А в песне поется о том, как героиня пришла в свое былое — на вокзал, где когда-то провожала и встречала любимого; и что же оказалось?

И я не замечала,
Что нет уже вокзала,
Что я иду по шпалам,
Косынку теребя....

Да: «иду по шпалам, косынку теребя», «изысканный запах весны», «я стою, растворившись в неге», желание «долететь до небесной лазури» — все это более чем старомодно! Но Богапеко и хочет быть старомодной — лишь бы звучал ее  с о б с т в е н н ы й  голос, лишь бы никто его не смог спутать ни с чьим другим....
Георгий Адамович однажды написал о том, что в поэзии «каждый сам по себе, как в природе: тополь, дуб, ландыш, репейник, папоротник, все живет по-своему и нет никаких лучше или хуже» (правда, оговорившись: так — в теории; на практике же мы сравнивать все равно будем, без этого не обойтись). Лично мне при чтении Богапеко приходят на ум два имени из разного времени: Алексей Плещеев и Николай Рыленков. Живая природа, пропущенная через сознание человека, философские вопросы, возникающие при ее созерцании... У Богапеко — плещеевско-рыленковская линия в пространстве, но только при этом — не знающий эмоциональной сдержанности домашне-теплый тембр; природа в ее стихах словно заглядывает нам в глаза, ожидая активного впечатления: ну как? все ли заметили? все ли ощутили?

В облачных прорехах просто на потеху
Лучики играют золотистым светом.
И, словно предвещая окончанье лета,
Все шумы земные повторяет эхо.

Другими словами — благодаря безыскусным напевам Богапеко мы смотрим пристальней, видим больше и шире — и радуемся; к примеру, как не порадоваться метафоре «Туман на качелях»?.. Но не слишком ли смело?
Не слишком; вот начало:

Туман на качелях с небес да окрест
Спустился и сел на молоденький лес,
Встряхнулся, рассыпался мелкой росой
И след свой оставил на тропке лесной.

Кирилл Ковальджи отозвался о стихах Галины Богапеко замечательно: «Читая сборник то подряд, то листая и раскачиваясь как на волнах — неизменно чувствуешь главное: с тобой беседует (тебе открывается) добрый, щедрый, поэтически остро чувствующий человек — точнее, сердце женщины. Женщины сильной и слабой, понятной и загадочной». Я добавлю: и — женщины с юмором, с лукавинкой, радующейся жизни вопреки всему, что радости может мешать. А какая же это радость, если на пути у нее никаких преград?
…Говоря о стихах, важнее, конечно, обращать внимание на то,  к а к  они написаны, а не о  ч е м. Несмотря на то, что приведенные мной цитаты представление об этом дают, все же скажу еще. Богапеко — из «неправильных» поэтов; она старается вести мелодию, перемежая плавность скачками, нарушениями ритма; с рифмами ведет себя порой беспечно, опираясь больше на гласные и шутя «уворачиваясь» от согласных. Ей мил верлибр, в котором она тщательно избегает холодности звучания. Иногда пишет в русле японских традиций... И на разные, разные темы: природа, мир человеческой души, хобби и увлечения, портреты друзей и знакомых… В общем, Галина Богапеко  идет, куда влечет ее свободный ум! Такая уж широкая натура.
Я не хотел бы сузить.

Эмиль СОКОЛЬСКИЙ



 
 




Однорамные деревянные и алюминиево деревянные окна.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.