Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 07 (123), 2015 г.



Ирина Горюнова
"Капитолийская волчица"



М.: "Вест-Консалтинг", 2015

Новая книга поэта, прозаика, критика Ирины Горюновой "Капитолийская волчица" — промежуточный итог ее разработок в жанре верлибра, как сказано в аннотации: "полное собрание верлибров, <…> в котором представлены стихотворения из пяти циклов “Капитолийская волчица”, “Желтая птица”, “Шаманская книга”, “Улыбка Хатшепсут”, “На струне ветра”". Отдельно необходимо отметить графику книги: мистическую, "шаманскую", идеально передающую ощущения от прочтения стихотворений, выполненную художником Александрой Николаенко. Большую работу проделал и автор обложки Валерий Бочков — она не уступает лучшим образцам книг, представленных на полках магазинов.
Разделов пять — по одному на каждый предыдущий сборник, включающий верлибры. Отличительная особенность поэзии Ирины Горюновой — удлиненные строки, создающие при прочтении эффект нашептывания. В этих строках кроется сконцентрированная энергия, образность и, как отмечено в аннотации: предельная плотность лирического экзистенциализма.
Первое стихотворение, давшее название и одноименному разделу и самой книге, помимо длиннот отдельных стихов, содержит и длинноту высказывания.

Капитолийская волчица, питавшая младенца молоком,
Мать римлян, давшая и пищу, и свободу, и волю к жизни
Тем, кто ей потом не факт, что был и благодарен, не прогнал,
Когда ее сосцы вконец иссохли: с оглядкой, торопливо пнул
В живот, обжег бока, стегнув со злобой плетью за то,
                                                                     что рядом
С выкормышем шла, оберегая материнским
                                                взглядом влюбленным
Нынешнюю стать дитяти.

Это о рождении и жизни, вскармливании будущего, которому до кормилицы — как до волчицы — и дела не будет! Предательство памяти — нравственная проблема, которая исследуется Ириной Горюновой, и последний аккорд текста:

И больше ничего начать сначала нельзя вовеки —
Вырванному сердцу забиться снова в мертвом теле не дано.
— итожат, как было сказано, экзистенциальные переживания поэта, попытку разобраться в феномене жизни и смерти. Предательство — это маленькая смерть; забвение — маленькое предательство. И, если отвлечься от классического сюжета, положенного в основу верлибра, тематически он интертекстуален. Осмыслив метафору, можно прийти опять же к классической формуле: весь или не весь я умру? Останется ли что-то после меня? Будут ли благодарны строки, созданные и выкормленные мною? Когда благодарность строк — внимание читателя, тонкий след на паутинке вечности.
Этические, моральные проблемы — на подложке практически каждого верлибра Ирины Горюновой. "Шаманское" начало — лишь метод, способ донести до читателя то тревожащее, что сотнями капустных листов скрыто от непосвященного взгляда.
Зачастую материи в стихах Ирины Горюновой переплетаются, нежность к человеку оказывается запертой между немых и подчас безжалостных стихий:

Я бы хотела жить с тобой на берегу моря,
Собирать по утрам крики чаек в рыбацкую сеть,
Ловить бедрами прикосновения волн, видя,
Как ты сходишь с ума от ревности и желания,
Трогая смоляные кудри с запутавшимся в них серебром,
Не замечая, что мне уже за… явно за цать с хвостиком,
Но если мы живем в краю вечного лета, ни одна осень
Не тронет наших глаз и губ — нас пожалеет зима, и мы,
Сплавившись в жарких объятиях, так и уйдем за горизонт,
Навстречу солнцу.

Здесь меньше "шаманства" слова, за которое читателю полюбилась поэзия Ирины Горюновой, но больше обнаженной искренности, обостренности чувства. Перед нами не отстраненный заговорщик строк, а живой человек. Тонкий, чувствующий, ранимый. И вопрос, который встает перед читателем: что есть "заклинания", длинноты: попытка защититься от реальности, замок, строящийся автором, или метод, своеобычная попытка познания реальности? Тогда как обнаженно-искренние строки — скорее исключения, ценные как иные области поэтического естества Ирины Горюновой.
Завершая эту краткую рецензию, хочу привести фрагменты некоторых высказываний о поэзии автора, вынесенные на последнюю страницу обложки.
Александр Карпенко: "“Шаманская книга” — это поэма предела…"
Игорь Менщиков: "…новая всеобъемлющая дверь в телесную бездну души…"
Елена Крюкова: "…шаманка знает, как заковать страсть другого, но она не знает подчас, что ей делать с биением своего сердца — сумасшедшего бубна…"
Мне кажется, последняя цитата — исключительно точно описывает и представленную книгу, и вообще творческий метод Ирины Горюновой как верлибриста.

Евгений МЕЛЕШИН



 
 




Результаты поиска по запросу уропрофит http://www.2048080.ru.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.