Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 06 (122), 2015 г.



Елизавета Новикова
"Короткий путь в вечность"



М.: "Вест-Консалтинг", 2015

Эта необычная книга издана уже после смерти ее автора — литературного обозревателя и книжного журналиста Елизаветы Новиковой. Люди, лично знавшие ее, подмечали в ней амбивалентность: "жадное жизнелюбие и не менее жадный интерес к смерти". Это сочетание казалось странным, но уживалось в ней.
"Именно вторая, маргинальная сторона — сочинительница всех историй, составляющих книгу, которую вы держите в руках. Именно она их искренно и увлеченно выразила без всяких надежд на их необходимость и нужность для кого бы то ни было — кроме нее самой и меня, знавшего и любившего и эту сторону ее характера…", — пишет в предисловии Сергей Геворкян.
Главная героиня ее прозы — смерть — присутствует в каждом рассказе. И кажется, что ни один герой не скроется от нее и задуман автором для того, чтоб изобрести для него тот или иной уход. Доходит даже до того, что мертвые, не успев умереть, становятся убийцами, преследуя живых еще друзей, и те, умерев, по цепочке убивают следующих. (Рассказ "…Друзья уходят как-то невзначай…".) Вот тут, наверно, уместно вспомнить об иронии, о которой упоминает Сергей Геворкян в контексте, что не советует читать эту книгу человеку, не обладающему здоровой иронией. Но тему смерти (как и тему рождения) как-то очень трудно связать в моем понимании с юмором или иронией, хотя писательница, безусловно, использует эти приемы в своем творчестве. Здесь, скорее, подходит читатель, склонный к тайне, мистике, интересующийся необычным и потусторонним.
В книге рассказы нескольких литературных направлений — от фантастики и детектива до психологического триллера. Кроме того в нее вошли литературные статьи, выходившие ранее в ИД "РДВ-медиа". Несмотря на то, что писательница не входила в мейнстримный круг литераторов, книга написана настоящим мастером слова. "…Сейчас, когда Лизы нет, мы традиционно охнули: "А ведь Лиза крутой прозаик!" (Владимир Гуга).
Рассказ "Некробионты и мы" прочитывается на одном дыхании как маленький и очень любопытный научный трактат (основа, правда, полумистическая). Выдуманы ли авторской фантазией эти существа — некробионты или о них прочитано где-то Елизаветой Новиковой и оформлено художественно, но за этими существами угадываются те человеческие особи, которые не так уж редко встречаются в нашей жизни. Я говорю — человеческие, автор же на полном серьезе утверждает, что ничего человеческого в прямом смысле слова в них нет. Символика ли это тех свойств вымирания живой души, метафорично зафиксированных автором — равнодушия, отсутствия искренности, любого вида эмоциональной жизни и притворства, что жизнь эта все-таки происходит — некая маскировка, чтоб не привлечь к себе внимания как к внутренне уродливому существу, — то, что исходит от "засланцев", — холод и мстительность на метафизическом уровне, приносящие вред другому человеку в реальном мире?.. Как мне думается, небольшая эта зарисовка — своеобразное предупреждение человечеству, причем с подробным описанием тех существ, которые в рассказе обозначены как "некробионты". Если перевести это слово с латинского, то мы имеем дело с неживой природой, то есть попросту с зомби, стремящимся вычеркнуть человечество с земной поверхности, полностью истребить его.
Тема смерти волновала писательницу не только в узком понимании смерти отдельной личности. В рассказе "Короткий путь в вечность", посвященном близкому ей человеку Сергею Геворкяну, тема смерти целой планеты фантастически вмонтирована в канву рассказа. Причем рассказ выписан на фоне обыкновенном, бытовом: разведенный мужчина средних лет без каких-либо особо положительных или отрицательных качеств — что называется, обычный, среднестатистический человек — становится злодеем, стоит ему только случайно открыть ментальное орудие убийства — некую дыру в стене, принятую им поначалу за крысиную нору: все, что в нее попадало, бесследно исчезало, в том числе и люди, фотографии которых поглощала эта дыра, требуя все новых и новых жертв по закону поступательного движения. И опять тут сплошные символы: бездумное и безжалостное бросание в эту смертельную дыру школьного глобуса, символа планеты, — что это, если не бесконтрольное отношение властьимущих к жизни и смерти других, в полной почему-то уверенности, что с тобой самим при этом ничего не случится. И поражаешься несоответствию какой-то мелкой личности героя рассказа с принятием этой самой личностью такого глобального решения, и как бы между делом. Решения за судьбы практически всех живущих людей на фоне обыденности и даже примитивности происходящего, на фоне провинциальной квартиры с маленькой дырой — вероятно, символом той "кнопки", от которой зависит судьба всех нас.
Я думаю, что чем профессиональнее написана книга об "опасных" материях, тем с более беспокойным чувством советовуешь читать ее другим, особенно неподготовленным читателям. Возможно, Елизавета Новикова где-то в глубине души это понимала, не стремясь издаваться при жизни.
"Смерть не страшна тому, кто верит в бессмертие. Но как ему поверить?" — сказал христианский философ В. Розанов, который "мучился" интеллектом, мешавшим ему безоговорочно принять Христа и поверить в него. Беспокойный поиск Елизаветы Новиковой, проживи она дольше, наверняка увел бы ее с опасной дороги познавания того, что человеческому разуму пока познать не под силу, и знания эти так же опасны, как опасно ребенку стремиться пальчиком в электрическую розетку. Тот, кто пытается заглянуть за грань и наладить отношения с потусторонним миром и смертью, как правило, становится жертвой. Ведь недаром Высший Разум скрывает от глаз человека присутствие на земле темных духов, и кто их видит, тот, говорят, сходит с ума. Или наоборот: не сойдя с ума, их невозможно увидеть. Так же, наверно, как алкоголик видит чертей в белой горячке, поскольку его видоизмененному сознанию открывается "другой мир" в нашей реальности. Мир за той самой гранью, куда влекло любопытство ушедшую теперь из жизни талантливую писательницу, чья книга проникнута тем, чего люди стараются касаться очень осторожно.
Книга эта — посмертный подарок Елизавете Новиковой от тех людей, кто знал и любил ее. И подарок всем тем, кто действительно подготовлен без вреда для себя прочитать эту добротную прозу, как читаем мы Эдгара По, того же Лафкрафта, — ему посвятила Елизавета Новикова литературное эссе, или метафизического реалиста Юрия Мамлеева, с которым писательница была дружна, и кому она была верной ученицей.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




Быстрое решение скорая компьютерная помощь it-prof.kz.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.